Сестры (отрывок из книги "Соленое имя")

Автор: Юлия Петрова, писатель, отрывок из книги «Соленое имя» (книга поступит в продажу 15 июля, ее можно будет приобрести в России, Испании и Украине, возможен заказ из любой точки мира)

ФОТОГРАФИЯ ОЛЬГА АГЕЕВА

Глава 4 «Сестры

В соседнем подъезде, вровень с зелёным балконом, к которому ковром тянулись розы, жила другая семья. Там росли две девочки: старшая Серафима и младшая Глория.

Соле и Серафима быстро подружились. Несмотря на то, что Серафима была выше и намного старше, у них было много общего. Она превосходно разбиралась в играх, придумывала разные забавы и с упоением участвовала во всех детских шалостях. Но потом Серафима начала меняться. Всего за год грудь и бедра округлились, проявилась девичья стройность, даже запах стал другим. На глазах у Соле происходило настоящее превращение Серафимы в женщину. «Ещё немного, и Серафима станет совсем взрослой, – с грустью думала Соле, – и будет жить среди великанов. Ей будет не до малышни».

Для Соле время тоже не стояло на месте, и она росла вместе с ним. Менялись её интересы и увлечения, но только не увлечения Серафимы. Соле смотрела на себя в зеркало за закрытой дверью ванной и не понимала, почему её тело не преображается, ведь она всё чаще превосходит Серафиму в играх и в сообразительности.

Однажды она наблюдала с балкона, как младшая сестра Серафимы – Глория – в компании одноклассниц возвращается из школы. Бабуля разбирала картошку на веранде, и Соле спросила, не сводя глаз с Глории:

— Вот Глория младше Серафимы, так? – пустилась она в рассуждения.

— Всё так, – проговорила бабуля, придирчиво рассматривая картофелины.

— Тогда почему она не дружит со мной, а Серафима дружит? – и она обернулась к бабуле и серьёзно посмотрела на неё.

— Бабуля разогнула спину и придвинула тяжёлые очки к переносице.

— Видишь ли, Соле, – начала она, вздыхая, – Серафима необычная девочка. Таких называют «отсталыми». Серафима только внешне кажется взрослой, а на самом деле, внутри она всё ещё пятилетний ребёнок.

Соле нахмурилась.

Ей представился скорый поезд «Лилипутия – Великания» с повзрослевшими пассажирами внутри. Поезд выпускает пар, гудит, оповещает провожающих об отправлении. Жители Лилипутии задрали головы вверх, куда уходили рельсы, и махали руками братьям, сёстрам и друзьям на прощание. Поезд трогается, быстро набирает скорость. Тут на перрон вбегает Серафима. Она бежит за поездом и кричит машинисту, чтобы он подождал. Но поезд ускоряется и скрывается в облаках. Так Серафима навсегда отстала от поезда в Великанию и осталась в Лилипутии.

Младшая Глория была полной противоположностью старшей сестры. Обладала отстранённой красотой. Одни считали Глорию загадочной, другие – высокомерной, третьи – что «всё это напускное». В её детском сердце рано поселилась злоба, после того, как она поняла, что старшая сестра подвела её. А чуть позже в семье случилось страшное и необъяснимое происшествие.

Однажды утром ушёл из дома и не вернулся их папа. Просто исчез. Испарился. Даже спустя много лет его так и не найдут, и он пополнит список «пропавших без вести». С тех пор Глории пришлось стать старшей для Серафимы: отводить и забирать из школы, защищать от жестокости мальчишек и насмешек девчонок, объяснять, что нельзя есть грязь на улице и разговаривать с незнакомцами. Когда Глории исполнилось десять, всё изменилось. Она стала открыто избегать Серафиму, перестала звать гулять, больше не знакомила с друзьями, даже дома они больше не играли вместе. Она решила, что отныне Серафима должна сама выживать в этом мире двух домой и нейтральных вод. Поэтому многие не догадывались об их родстве.

Глория никогда не осуждала отца за то, что он их бросил. Больше того, она понимала его, и если бы была на его месте, поступила бы также. Она смогла отстраниться от сестры, скрыть стыд за маской безразличия, а отец не смог. У него больше не было сил терпеть унижения из-за больного ребёнка.

Однажды Соле стала свидетелем сцены, разыгравшейся между сёстрами.

Глория с подружками сидели на скамейке во дворе Соле, а вокруг столпились взрослые ребята, студенты-первокурсники. Они смеялись, флиртовали и подшучивали друг над другом. Соле играла в саду тёти Эс и через прогалины в изгороди видела спины ребят и лица некоторых девчонок. А потом она увидела Серафиму, которая шла вдоль дома. Соле хотела выскочить из-за ограды, чтобы напугать в шутку, но Серафима вдруг остановилась и посмотрела в сторону компании. Она разглядела среди ребят Глорию и, радостная, вошла во двор. Парни первыми заметили её приближение. Они развернулись с нескрываемым удивлением и с бесстыдным любопытством стали разглядывать Серафиму.

— Привет, – сказала Серафима и помахала всем рукой, хоть и находилась в двух шагах.

Молодые люди смотрели с недоумением. Перед ними стояла взрослая девушка, возможно даже старше их, но с манерами пятилетнего ребёнка, в платье не по возрасту, с выпирающей грудью, которую давно следовало прикрывать лифчиком. Кто-то прыснул, и хихиканье прокатилось по компании.

— Ты откуда такая? – спросил один.

— Я к Гло. Меня Серафима зовут, – приветливо ответила она.

— Чего тебе? – грубо выкрикнула Глория из-за спины самого высокого парня.

— Ничего. Просто хочу с вами посидеть.

— С нами нельзя, – не меняя тона, сказала Глория.

— Почему же? – возразил высокий с повадками вожака. – Расскажи нам, Серафима, откуда у тебя такое платье?

— Мама купила! – с гордостью  ответила та. – Смотрите, тут два подъюбника, – и она приподняла верхнюю юбку.

— Не может быть! – воскликнул парень и зачем-то подмигнул друзьям.

Остальные кусали кулаки, чтобы не взорваться от смеха.

— Элли́н, не надо, –  вмешалась Мария. Соле не сразу заметила её среди молодёжи. –  Оставь девчонку в покое!

Никто не обратил на неё внимания. Тогда она сделала последнюю попытку и пристально посмотрела на Глорию:

— Да мне всё равно, –  как можно равнодушнее сказала Мария, –  просто как-то скучно стало.

— Подожди, сейчас станет весело! – ответил Элли́н и тут же обратился к Серафиме: — Я что-то не рассмотрел твоих подъюбников. Можешь показать ещё раз?

— Ага, –  радостно ответила Серафима, обрадованная таким интересом.

Она задрала верхнюю юбку, показав две нижние, ткань на которых была тоньше и прозрачнее предыдущей.

— Ты уверена, что у тебя только два подъюбника?

— Да! – без сомнения ответила Серафима.

— А мне кажется, я вижу ещё один.

Серафима растерянно посмотрела на Элли́на, потом с сомнением на свои юбки.

— Подними их все, а я тебе скажу, есть ли там третья или нет.

Серафима начала задирать юбки, всё больше оголяя бедра.

— Выше! Ничего не видно! – подбадривал Элли́н.

Соле вплотную придвинулась к изгороди. Испуганные глаза метались с Серафимы на Глорию. Последняя сидела за спинами ребят мрачная, скованная собственными руками. Глаза опущены. Лицо пылало. Это нужно скорее остановить. Так нельзя. Это неправильно. Несправедливо. Чтобы не закричать от бессилия, Соле зажмурилась, что было сил.

Вдруг двор оглушил яростный крик. Расталкивая парней в стороны, Глория заорала Серафиме прямо в лицо:

— А ну пошла вон!

Все замерли в оцепенении, а Соле распахнула глаза.

Пошла вон отсюда… – запнулась Глория, – Уррродка!!!