О нас Стать автором Связаться с нами Реклама на сайте

Нажмите ENTER, чтобы посмотреть результаты или нажмите ESC для отмены.

Ребенок и мотивация

АВТОР: МАРКОСЯН ДАВИД СЕРГЕЕВИЧ , МЕЖДУНАРОДНЫЙ ГРОССМЕЙСТЕР, ТРЕНЕР ПО ШАХМАТАМ, ОСНОВАТЕЛЬ ШКОЛЫ-СТУДИИ ПОБЕДИ ВЕЛИКАНА

ФОТОГРАФИЯ: ВИКТОРИЯ ИЛЬИНА / FACEBOOK / INSTAGRAM

ИЗ СЪЕМКИ ПЕРВОЙ КОЛЛЕКЦИИ ОДЕЖДЫ НАШИ ДЕТИ

О проблеме мотивации детей в последнее время написано очень много, и проблема эта особенно сильно волнует родителей и преподавателей. Мотивация касается учебы, спорта, увлечений и даже общения. Иногда подобная мотивация затрагивает общий тонус, интерес к жизни в широком смысле. Чаще всего это явление называют «ребенок ничего не хочет и ни к чему не стремится».

Разумеется, взрослые придумывают много разных способов и ухищрений, чтобы дети захотели «хотеть». Однако чаще всего подобные способы краткосрочны или же требуют постоянной подпитки извне. Конечно, мотивы вполне могут быть и внешними, но все же внутренние импульсы должны быть прежде всего и именно они должны быть движущей силой.

Для более образного восприятия мотивацию можно сравнить с аппетитом. Вряд ли родитель, преподаватель, тренер будут спокойны за ребенка и уверены, что у него все хорошо, если есть он будет только по принуждению или после напоминаний. Если аппетит искусно «вызывать» и только раздражать – таким образом можно «вылечить» лишь следствие, но истинная причина отсутствия аппетита так и останется неизвестной и спрячется внутри.

Однако родителям нужно, чтобы ребенок ел, а преподавателям – чтобы ребенок учился, усваивал знания. Понять можно и родителей, и учителей. Более того, они преследуют самые благие намерения. Однако как бы то ни было, но получается, что родителей и преподавателей интересует прежде всего результат. А речь идет именно о мотивации. Иначе говоря, чтобы результат «хотелся» и достигался самим ребенком, без принуждения и напоминаний.

Немного напишу о себе и о том, почему я решился написать «так уверенно» об этой проблеме. Я занимаюсь шахматами с детьми, со взрослыми, езжу с ними на соревнования, консультирую, выступаю секундантом и психологом в одном лице с 17 лет. Именно тогда я впервые поехал с ребятами на турнир и готовил их к партиям. Сейчас мне 45 и у меня огромный стаж наблюдений за детьми и взрослыми, играющими в шахматы.

Вторая причина моей уверенности — и тут я позволю себе немного нескромности – в том, что мне всегда удавалось мотивировать. Родители очень часто искренне удивляются, каким образом удалось повлиять на их ничего не хотящего ребенка, который теперь с удовольствием играет в шахматы, анализирует, читает шахматные книги и у него горят глаза. Меня в свою очередь это удивляет потому, что я всегда предлагаю родителям присутствовать на первом занятии и они наблюдают весь процесс от начала и до конца.

Очень часто слышу о том, что преподаю шахматы каким-то особым образом. Конечно, я пытаюсь быть понятным, стараюсь сделать объяснения интересными и образными, нередко шучу и рассказываю шахматные истории. Но едва ли это все может называться «преподавать особым образом».

Все эти годы, а сейчас в особенности — я убежден в том, что мотивировать можно только одним способом. У каждого взрослого, и особенно ребенка, есть внутренние потребности, удовлетворение которых «регулирует» мотивацию. Единственная сложность заключается в том, чтобы эти потребности разглядеть, а также признать их наличие и их важность для ребенка (или взрослого). Приведу несколько примеров.

Ребенок дома изъявил желание научиться/играть в шахматы. Родители иногда удивляются, откуда такой интерес, особенно если дома никто не играет. Затем они делают какой-нибудь «усредненный вывод» о том, что ребенок хочет всех обыграть, стать чемпионом, что у него математическое мышление или что он хочет стать «умным». Все это вполне может быть. Однако родители совершенно не могут объяснить, почему через пару месяцев или через полгода ребенок теряет интерес. Хотя сначала он решает задачки, занимается и играет с удовольствием.

Представим себе человека, который занялся спортом для укрепления своего здоровья, для общего тонуса. А ему предлагают повышать нагрузку, стремиться к высоким результатам, пытаться всех обогнать. Будет ли такой человек заниматься спортом дальше? Останется ли он с этим тренером? Появится ли у него «нужная» мотивация? Думаю, ответы очевидны. Но при этом совсем не исключено, что человек этот захочет обгонять и ставить рекорды, если ему позволят удовлетворить свою основную потребность.

Дети часто приходят на шахматы, чтобы НАУЧИТЬСЯ. Чтобы научиться шахматам. И не все из них хотят выигрывать потом турниры. Ведь человек, научившийся ездить, не обязательно будет пытаться стать гонщиком или выигрывать ралли?

Детям бывает интересно усилить свою игру, узнать о шахматах больше, познакомиться с миром шахмат поближе. И все это далеко не всегда означает желание побеждать соперников. Но вот когда они удовлетворяют свою «начальную» потребность – нередки случаи, когда им хотелось пойти дальше и добиться серьезных результатов.

Главная проблема в том, что взрослые очень часто не видят эту основную потребность у ребенка и соответственно, не видят основную мотивирующую силу. Не видя ее, они перегружают ребенка, мотив подавляется и интерес гаснет.

Вторая часть проблемы в том, что родители сами решают – почему и для чего ребенок должен играть в шахматы (заниматься спортом, посещать кружки и секции, читать книжки). Например, чтобы лучше учиться в школе. Или чтобы стал спокойнее и выправилось поведение. Цели обозначены, только вот интересно – как подобная цель может мотивировать ребенка? Какую свою внутреннюю потребность удовлетворяет в этих случаях ребенок?

Вот и получается, что у него нет никакой мотивации, а родители давят и требуют. А часто и обвиняют в лени, в нежелании, в том, что ребенок «не понимает и не ценит стараний».

Еще одной причиной игры в шахматы (а по сути мотивом) является желание (потребность) познать себя и раскрыть свои возможности.Я не утверждаю, что ребенок отдает себе в этом отчет. Но это и не важно.Ведь отсутствие осознанности не означает отсутствие потребности или отсутствие желания?Опять же, можно ли нагружать ребенка в этом случае?

Нагружать можно, но только таким образом, чтобы активно происходил процесс самораскрытия. Психотерапевтам известен способ, когда ресурс и возможности человека увеличиваются от того, что ему рассказывают поучительные истории и «терапевтические сказки», преподносят те или иные ситуации таким образом, чтобы человек перестал ощущать свою внутреннюю неуверенность.

У меня был ученик, который довольно быстро добился первого разряда. Однако уверенности и веры в свои силы у него не появлялось. Мама его постоянно просила об индивидуальных занятиях, а мальчика на этих занятиях интересовало, как принимаются решения, что испытывают шахматисты в стрессовых ситуациях, каким образом они «видят» намерения соперника. Наполнившись этими знаниями — мальчик возмужал, окреп и стал намного увереннее. После этого и игра его стала другой, а результаты пошли вверх. В какой-то момент я не выдержал и спросил у мамы мальчика – понимает ли она, что мальчик приходит на занятия прежде всего пообщаться? Мама не удивилась нисколько и ответила, что знает. Как знает и о том, что ему не хватает мужского общения и она только приветствует подобное стремление сына. Меня поразила прозорливость и мудрость этой мамы. Именно понимание потребностей сына и уважительное, бережное отношение к ним и позволило мальчику стать увереннее и заиграть. До этого же умный, вежливый, начитанный мальчик не знал, как общаться, вести себя во многих ситуациях, реагировать на те или иные проявления.

Очень часто потребности детей родителям кажутся слишком простыми, приземленными и социально неприемлемыми. И тогда происходит навязывание «нужных и правильных» потребностей. Что в этом случае происходит – я описал выше. Теряется не только мотивация. Обычно утрачивается доверие, у ребенка повышается тревожность и падает уверенность в себе. Часто у него появляется апатия почти ко всему.

Надо сказать, что бывает так, что и сам ребенок не может понять своих истинных мотивов и потребностей. Например, ему нравится ИЗУЧАТЬ шахматы. Уверен, меня хорошо поймут те, для кого шахматы являются искусством, приобщением к прекрасному. Приятен сам процесс изучения, познания. Так вот, подобный ребенок уверен, что он готов к высоким достижениям. Ведь он любит шахматы и хочет заниматься! Однако очень скоро выясняется, что готов он заниматься лишь тогда, когда от процесса он получает удовольствие и когда ему интересно. А вот выполнять кропотливую, ежедневную работу он не готов. Как не готов и разочаровываться, работать, трудиться и очень часто без результата.

Интересно то, что и родителю такого ребенка донести это очень сложно. Ведь ребенок жить не может без шахмат! И это правда. Но одновременно с этим ребенок не может спокойно относиться к проигрышам, к неудачам, к сложностям. Он любит шахматы, которые доставляют ему только удовольствие, когда он побеждает, когда у него все получается. Это означает, что ребенок нуждается в самовыражении. А любая неудача или трудность не дают «свершиться» этому самовыражению.

Предвижу естественные вопросы – как же суметь увидеть и распознать потребности ребенка? Как их правильно разглядеть? Как удовлетворить эти потребности? Конечно, это непросто. Очень часто за неумением разглядеть потребности ребенка (да и взрослого) кроется нежелание эту потребность удовлетворить. Также очень часто за этим стоит нежелание подобную потребность признать. Есть категория родителей, которые практически любую потребность ребенка воспринимают как собственное упущение, как камень в свой огород и как некое собственное несовершенство. И признав потребность ребенка – они должны признать, как им кажется, и собственное несовершенство. Поэтому потребности и проблемы им проще отрицать и решать их призывами «не маяться дурью» или «быть мужчиной».

Вспоминаю случай из своей практики. Мальчика 11 лет терроризировал отец, постоянно критикуя его игру и его результаты. Мальчик был кандидатом в мастера, а отец играл на уровне очень слабого второго разряда. Отец просто топил уверенность мальчика своими язвительными комментариями и постоянной критикой. Начав заниматься с мальчиком и убедившись, что пока у него есть «комплекс отца» — нам ничего не добиться, я задал ему как-то вопрос.

«Как ты думаешь, сколько очков в матче с тобой из 10 партий наберет твой отец?» Мальчик задумался и…обомлел. В этом случае этого оказалось достаточно. Мальчик понял, что отец, скорее всего, не набрал бы в этом гипотетическом матче ничего. А обомлел он от двух удивлений сразу. Как он раньше не задумывался над этим? И как отец может его так критиковать, если разница в шахматной силе настолько огромна?

Еще одной причиной подобной неспособности увидеть истинные потребности ребенка является внутренняя убежденность в том, что ребенок является физическим, моральным и психологическим продолжением родителя. И все собственные мысли, чувства, выводы и мнения автоматически переносятся на ребенка с убежденностью, что он является копией родителя и испытывает то же самое.

Понятно, что в этом случае при всем желании невозможно уловить какое-либо различие ребенка, если оно не совпадает с родительским. Часто доходит до абсурда. Родитель возражает логичной, как ему кажется, мыслью. «Но я ведь в его возрасте ничего такого не испытывал, не ощущал, меня это не тревожило». Или же – «а почему я ничего такого не чувствую?»

Поэтому один из советов – это научиться видеть в своем ребенке Личность. Личность самостоятельную и автономную, со своими особенностями и различиями. Понимать, что у ребенка могут быть потребности, отличные от родительских и что эти потребности являются необходимым звеном для раскрытия и развития ребенка и его возможностей.

Важно эти возможности в ребенке не переоценивать и важно также видеть, какие особенности и потребности ребенка не позволяют этим возможностям раскрыться. Развитый эмоциональный интеллект, а также такие качества, как объективность, проницательность, умение трезво оценить ситуацию позволят правильно «увидеть» ребенка, его потребности и позволят правильно его мотивировать.

Я привел примеры, связанные с шахматами, так как преподаю и занимаюсь именно шахматами. Но все это встречается и в других сферах, где также обнаруживается недостаточная мотивация ребенка.

Шахматы, находящиеся на стыке спорта, психологии, искусства и науки, особенно ярко раскрывают способности ребенка, а также его потребности, сильные и слабые стороны и позволяют отчетливо разглядеть их. Не нужно также забывать, что для игры в шахматы необходимы умственная, психологическая и познавательная деятельность. Поэтому шахматы развивают в ребенке все эти сферы, но при этом также раскрывают «слабые стороны», над которыми необходимо работать.

Разумеется, есть дети, которые играют в шахматы ради шахмат! Им интересно расти, совершенствоваться, добиваться результатов, выигрывать турниры. У них шахматы являются основной потребностью, шахматами они дышат и их не нужно дополнительно мотивировать😊

В этом случае их мотивируют сами шахматы. Но и в подобных случаях роль мудрых и проницательных родителей (и наставников) трудно переоценить. Они всегда готовы поддержать, направить, увидеть потребности и помочь их удовлетворить.

Вам понравилась статья? Поделитесь ей с друзьями!




Рассылка Наши Дети

Получайте наши лучшие тексты на e-mail

Присоединяйтесь к нам