День с детьми, когда всё очень трудно
Мир такой, каким я его представляю. От усталости я об этом забыла.
фото
Jone Reed

Источник: блог магазина игрушек «ПОНАРОШКУ«

Мир такой, каким я его представляю. От усталости я об этом забыла.

Бывают такие дни, когда все очень трудно. И устала, и денег нет, и няня заболела, и муж спину сорвал, и конец рабочей недели.

В итоге, готовила 3 часа, убирала дом и сад после зимы 2 часа, ставила стиральную машинку 4 раза, накрыла на стол и убрала со стола 4 раза, подмела пол 6 раз. Сорвалась — 1 раз. Зато как.

Если бы были деньги, можно было бы посадить детей в машину и поехать обедать в город. Или заказать пиццу на дом. Или просто накупить в магазине вкусностей. А так – приходится оставаться дома и готовить первое, второе и печь оладьи на сладкое. Обернешься – а трое детей опять хотят есть.

Если бы няня не заболела, я могла бы поехать в гости к подруге, в парк, хоть куда-нибудь. Так, чтобы в одиночестве снимать стресс после тяжелой рабочей недели. Но я дома, одна с детьми.

И не нужно тут про счастье материнства. Я в курсе, у меня все-таки трое детей.

Если бы муж был на ногах, мы бы разделили домашнюю нагрузку, но я крутилась весь день одна.

Вечером, в половину десятого, дочка пролила третью за день чашку со сладким чаем. И чашка, как назло, крутанулась в воздухе так, что чай ровным тонким липким слоем оказался повсюду.

И я сорвалась. По поводу всего – тяжелого дня, собственной усталости и бесконечных воплей детей. По поводу того, что не рассчитали с мужем деньги после покупки машины и оказались на мели, чего не было уже очень давно.

По поводу того, что зима была долгая. А дети все время орут и ссорятся. И всем постоянно что-то от меня нужно. Тут хорошо бы наврать, что я применила умные советы из умных статей, чтобы справиться с собственной реакцией или, как минимум, извиниться. Но нет.

Идеальной картинки из идеальной книжки, в которой идеальная мама в идеально отглаженных кружевах целует своих идеальных детей – не случилось.

А случились слезы – мои и детей, и их обвинения в мой адрес, когда я пришла к ним извиняться. Я решила. Гори оно всё синим пламенем, шуганула детей по кроватям, выключила свет и объявила – кто сейчас пикнет, тот об этом пожалеет.

Говорила тихо и внятно. Как змея. Дети поверили и заснули. Или сделали вид. Во всяком случае, заснула я.

И только потом, на следующий день, когда ночь отрезала всю муть и суету — я нашла в себе силы поговорить с детьми. Я говорила про свою затянувшуюся усталость.

Про то, как это трудно — уговаривать их каждый день делать уроки.

Про то, что работа, даже любимая — это иногда напряжение, преодоление и вообще жесть.

Про то, что мы с папой должны любимым делом все-таки зарабатывать деньги на всю семью, и это бывает нелегко.

Про то, что что было бы круто, если бы они, дети, могли бы полчаса в день не кричать и не ссориться, говорить друг с другом добрыми голосами и хотя бы делать вид, что они нам благодарны.

Про то, что я прошу у них прощения за крик – я не идеальная мама, хотя я очень, очень, правда очень стараюсь.

Дети, конечно, меня пожалели.

Стало ли мне от этого легче? Ненадолго. Ведь все это было частью замкнутого круга. Устала. Сорвалась. Попросила прощения. Снова устала. Снова сорвалась. Поэтому я сделала то, о чем мечтала все время – вышла из круга.

Выгнала всех из своей комнаты и осталась одна. Легла. Закрыла глаза. Полежала чуть-чуть в темноте. И меня отпустило.

Я сначала этому не поверила и полежала для верности еще минут пять. Точно отпустило.Тут я вспомнила, как одна из героинь моей «Многодетной книжки» — мама, у которой восемь детей — рассказывала мне: когда ей становится совсем невмоготу, ей нужно побыть одной, всего минут десять, но за это время откуда-то берутся силы жить дальше.

И еще я вспомнила, что мир всегда — и это правда — такой, как я о нем думаю.

Если я его воспринимаю гадким – он таким и становится. А если думаю, что с моим миром все хорошо – то он действительно приходит в норму, и все как-то устаканивается само собой.

От усталости я об этом забыла.

Это и было моей ошибкой. Я встала и вышла из комнаты. Прислушалась к тому, что происходит дома.

У детей в комнате играл их любимый диск, они не ссорятся и подпевают любимой песне.

Я сварила себе кофе — и услышала, как по лестнице спускается муж — еще не совсем здоровый, но уже и не «лежачий больной».

А после того, как мы с ним попили чай, позвонила няня — она выздоровела и завтра приедет.

И как-то все наладилось. До такой степени, что мне на карточку пришел неожиданно большой гонорар за статью, написанную год назад.

Так что все будет хорошо. Обязательно. Главное почаще себе об этом напоминать.