29 апреля 2018

«Уйти нельзя остаться». Несколько способов пережить «непогоду», когда наш ребенок взрослеет
«Уйти нельзя остаться». Несколько способов пережить «непогоду», когда наш ребенок взрослеет

Автор: Инна Хаимова

ФОТОГРАФИЯ: JONĖ REED

Однажды это случается с каждой из нас. Вам 35 или 40, может быть, больше. Цифры не принципиальны. Вы ведёте в школу своего ребенка, непринужденно болтая о дорогих для обоих пустяках, и вдруг он говорит: «Ну всё, дальше я сам», целует вас, как максимум и — след простыл. И тут вы понимаете — вот он — первый звоночек взросления.

Принимаем мы это ожидаемое, но всё же неожиданное известие по-разному.

«Когда я заметила, что мой ребенок становится самостоятельным и меньше во мне нуждается, словно крылья выросли, — делится читательница известного питерского интернет-форума. — Не знаю, как для кого, а для меня нет ничего лучше равных отношений между взрослыми людьми. Гиперопеку же воспринимаю как энергетический вампиризм. Чем сопли вытирать усатому дитяти, я лучше буду картины писать».

«Моя дочь сразу после окончания университета уехала за рубеж. И это не стало для меня шоком, ведь у неё там всё складывается хорошо. Острой тоски, как мои приятельницы в аналогичной ситуации, не испытываю. При этом искренне радуюсь нашим встречам, мы стали настоящими подругами, а дружбе ни время, ни расстояние — не помеха», — рассказывает другая участница обсуждения.

Иным же из нас не удается избежать так называемой материнской ломки.

«Мне непросто быть мамой взрослого сына», — признается еще одна мама, обитающая в интернет-пространстве. Ей часто снится то время, когда сынишка был маленьким и прибегал посидеть на коленях и поговорить обо всем на свете. «Пока спасаюсь путешествиями. И всё равно бывает очень грустно», — не скрывает Ирина Н.

Более оптимистичны слова Анны К. Когда дети выросли, они с мужем «завели дачу и собаку». Теперь в комфортной обстановке собираются ждать внуков. Хотя ожидание может и затянуться. Наследники только поступили в институты…

Моя подруга Татьяна К. вышла замуж совсем юной, получив «в нагрузку» к любимому человеку его трехлетнюю дочку, а вскоре родился и общий сын. Так что, необходимость найти способ, как примириться с взрослением любимых чад, появилась в её жизни уже в 36 лет. Какой путь избрала она? Ныне Татьяна — мама… уже четверых детей. На радость её семье и нам, её друзьям, подрастают трехлетние близнецы. Недавно приезжали в гости. Было весело.

Избрание «новых» детей лекарством от душевной пустоты после возмужания старших отпрысков признают и люди публичные, например, отец пятерых детей музыкант Алексей Кортнев и телеведущая Татьяна Лазарева. Правда, однажды младшие тоже вырастают, и вопрос вновь выходит на повестку дня во всей своей остроте.

Чем же успокоить сердце? Наиболее точные, родившиеся в ходе многолетней практики формулировки находим у специалистов.

Именитый психолог и автор популярных книг Людмила Петрановская призывает не воевать со временем, наслаждаясь неповторимостью каждого этапа формирования ребенка, включая взросление.

Она делает акцент на сохранении близости с нашим временами «гадким утенком», даже если для этого иногда приходится отойти немного в сторону. Наградой позже может стать сохраненное доверие, а если повезет, и настоящая дружба. Да, боязно решиться и, не вмешиваясь, спокойно наблюдать, как он делает первые нетвердые шаги в дали, которые нам кажутся сомнительными. Но он идет — не от нас — к себе самому!

Семейный психотерапевт и писатель Екатерина Бурмистрова призывает выстроить с подростком новую модель отношений с поправкой на актуальное состояние юного человека, которого буквально «штормит» от гормональных бурь и переоценки ценностей, еще вчера казавшихся незыблемыми.

Не идти напролом, не передавливать, знать, что «и это пройдет», а настоящая теплая связь останется. К возрасту 20–30 лет, по мнению эксперта, наши дети начинают постепенно «возвращаться» к нам, диалог налаживается, мы снова слышим друг друга.

Бурмистрова напоминает и о целебной силе молитвы в минуты непонимания с детьми для мам верующих. Агностикам и атеистам же, как мне думается, близкий целебный эффект может давать медитация или работа с аффирмациями. Последнее лично мне помогает чрезвычайно.

Психотерапевт и специалист по психодраме Екатерина Михайлова убеждена, что родительство для многих женщин оказывается истинным приключением, особенно если подходить к делу творчески.

И именно креативное начало позже может помочь безболезненнее преодолеть этап отделения ребенка, найти силы для перехода в следующий жизненный цикл. Ведь если творческой энергии в избытке, сфера для ее приложения обязательно найдется.

Эксперт акцентирует внимание еще на одном из значимых преимуществ периода нашей жизни, когда дети взрослеют, — мы снова можем начать жить по собственному расписанию, в соответствии с нашими желаниями, биоритмами и интересами. Когда-то мы это умели, но взяв однажды на руки первенца, разучились на долгие годы. И хотя эта «аскеза» была добровольной, новая встреча с самой собой может стать неожиданным подарком.

Большой ресурс дает и дружба, которой, между прочим, мы часто пренебрегаем в повседневных родительских заботах. Михайлова отмечает особую ценность дружбы с более старшими женщинами: их опыт и в некоторой степени ретроспективный взгляд помогают залечить душевные прорехи, обратить внимание на новые возможности, которые мы сами могли не заметить.

«…Знаешь, а от тебя перестает пахнуть ребенком», — грустно сказала однажды моя мама на пороге моего двенадцатилетия. Мне уже 38, однако, память об этих словах и о боли, что меня тогда пронзила, не ослабевает. Возможно, мама не хотела меня обидеть, в ней говорила ее собственная боль, страдание женщины, чей малыш (единственный ребенок) постепенно вытягивался, становился менее послушным и понятным. И требовалось проделать большую душевную работу, чтобы это принять.

О не слишком очевидной на первый взгляд опасности — появлении охлаждения в отношении к своим взрослеющим детям говорит и Екатерина Бурмистрова. Находясь в состоянии обиды или непонимания ситуации, мы можем упустить что-то очень важное и не оказаться рядом с ними, когда им это будет нужно больше всего.

И все-таки мы всегда будем нужны нашим детям: даже усатым и седеющим. И то, что в подростковости воспринимается ими как досадное обстоятельство: «Я уже не ребенок»; с годами становится большой ценностью. Оставаться для кого-то ребенком. И в этом смысле мы им точно еще пригодимся.