Пределы и вершины

АВТОР: ИРИНА БАЙСАК

ФОТОГРАФИИ: ЕВГЕНИЯ ВАЛЛА

Мой фитнес-тренер всегда любила повторять: «Предел наших физических возможностей у нас в голове». Но в отличии от многих других тренеров, она еще и очень любила доказывать эту истину на практике, устраивая фитнес-марафоны.

Для тех, кто не знает, что это — расскажу. Обычно на хорошем занятии, которое длится час, тебе к концу восемнадцатой минуты кажется, что ты вот-вот выплюнешь легкие. Фитнес-марафон — это то же самое, только много часов подряд с перерывом в пару минут водички попить. Под конец третьего часа ты стоишь в луже из собственного пота и слез. Вокруг слышатся стоны, ощущения, как будто ты вдруг оказался прямо посреди картины «Бурлаки на Волге» в 3D. Позади какая-то леди внушительных размеров кроет отборным матом названия блюд украинской национальной кухни. А тренер, не понимая, от кого исходит этот басок, уже четвертый раз бросает в твою сторону такие взгляды, что хочется оправдываться, перекрикивая музыку, что лично я эту жареную картошечку уже лет десять как в глаза не видела.

А еще через полчаса вдруг осознаешь, что ты все еще не в раю для каких-то фитоняшек, а, как ни странно, еще жива, и твои мышцы все еще работают. Вот тут и приходит понимание мудрости про пределы в голове. Мне всегда при этом было интересно: как же они там оказались? Почему именно в голове, а не в мышцах? А может, эти убеждения о пределах наших возможностей исходят из тех времен, когда нам говорили «не лезь на дерево — упадешь», «не заплывай глубоко — утонешь», «не стой на сквозняке», «не мочи манту»?

Может, у наших детей будут еще более узкие рамки возможностей, потому что мы вечно их опекаем? Наше поколение росло далеко не в тепличных условиях, и, тем не менее, я только в двадцать с лишним лет поняла, насколько страх падения мешает в жизни и загоняет в искусственные рамки. Мне, как и многим, понять это помог спорт.

Действительно, люди (и особенно дети), добросовестно работающие над своим телом, выделяются среди других. И дело тут не только в физических способностях, но и в характере. Не зря Гитлер целую главу в «Майн камф» описывал, как важно дать молодежи хорошее физическое воспитание (напомню, он хотел воспитать сильную нацию).

Как-то на футбольном поле в парке мне пришлось наблюдать урок футбола для малышей. Точнее, его отрывок, где тренер построил трех- и четырехлеток в шеренгу у сетки, за которой стояли родители, и отчитывал их по полной. Перед ним стояли девочки и мальчики, с которых буквально только что сняли подгузники, а он орал им так, что закладывало в ушах: «Если вы пришли сюда просто побегать, идите побегайте на детской площадке! Здесь мы тренируемся!», — а потом поставил их всех на кулачки в планку, и остаток его речи дети слушали так. (Многие в курсе, что упражнение «планка» — это нагрузка практически на все мышцы, и мало кто так сможет простоять вечность).

По лицам родителей  было видно, что они наблюдают эту картину не впервые, я же, мягко говоря, была в шоке. Какое издевательство над детьми! Да его мало того, что уволить, его посадить за такое нужно. И эти коротенькие шортики и профиль — вылитый Коноплянка — тебе не помогут, будущий уголовник! А через секунду, что бы вы думали, урок закончился, и эти же дети со счастливыми лицами выбегали с поля к родителям, перед этим обнимая на прощание несостоявшегося Коноплянку, как родного. Оказалось, они простояли в планке дольше, чем обычно. Каждый из них чего-то достиг в этот день.

Подобное чувство возникает на вершине горы. Когда понимаешь, что ты стал выше себя самого. Ведь самый лучший вид спорта — это тот, где человек соревнуется сам с собой — и побеждает себя вчерашнего. В таком ключе все наше детство — спорт. И очень трудно побеждать, когда ты слышишь позади себя кряхтящую мамку, повторяющую, как заклинание, что ты упадешь, разобьешься, покалечишься, обожжешься.

Недавно в одной книге прочитала такие слова:»Некоторые исследователи считают, что стремление убегать от родителей, забираться на деревья и залезать в самые неподходящие места выработалось в ходе эволюции. Эллен Сандсетер, психолог из Университетского колледжа королевы Мод, тридцать лет наблюдала за игровыми площадками Норвегии, Австралии и Англии, опрашивая детей, родителей и учителей. Она пришла к выводу, что именно природа заставляет детей рисковать: залезать на большую высоту, нестись сломя голову, ввязываться в потасовки, играть с опасными предметами, прыгать в воду, приближаться к огню и уходить подальше от тех, кто за них отвечает. Они испытывают себя на прочность, укрощают свои страхи, учатся управлять ими и постепенно раздвигают личные границы. Для детей подобное поведение является естественной формой когнитивной терапии – оно помогает им свыкнуться с тревогами и преодолеть их. Никто не говорит, что мы должны игнорировать риск. Вопрос в том, как именно мы к нему относимся. Не является ли стремление свести риск к нулю еще большим риском?» (Кристина Гросс-Ло «Родители без границ»).

Наверное, многие родители уже давным давно знают об этом, и это не бог весть какое открытие. Но я бы не отказалась, если бы мне кто-то лишний раз напомнил, что свесившийся вниз головой со шведской стенки сын — это нормально. Пойди, свари себе кофе, мать, присядь, успокойся. Это он не испытывает твое терпение, а борется со своими страхами. Это он не издевается над тобой, а расширяет границы своих возможностей. А ведь, черт возьми, в этом мне у него ещё поучиться.