7 января 2018

Паника

Паника
163

.

АВТОР: МАЙЯ БЕССОНОВА

ФОТОГРАФИЯ: JONĖ REED

Я иногда думаю: «Почему я такая тревожно-ненормальная?»

Это же не просто временно пролактин поигрывает, а это у меня всегда так.

Бывают мамы — танки, бывают мамы — истерички, а бывают просто гиперкапецтревожные мамы. Вот как я, например. Я не впадаю в истерику, не мечусь в панике по любому пустяковому поводу (детские капризы, драки, скандалы, расследования), но если дело касается каких-то опасений в плане детского здоровья — все. Дети маму потеряли. Особенно если коварная сопля или безобидный чих появляются накануне очередного семейного отпуска.

Сопли? У меня уже наготове пузырь физраствора, шприц и пара флаконов с каплями «от зеленых» и «от жидких». (Надо не допустить заложенность, а то потом в самолете уши кааак прихватит).

Задержался на горшке дольше обычного?

Две секунды — и на плите варится ведро свеклы, второе ведро с запаренным черносливом гордо настаивается на подоконнике, мята и ромашка заварены в нужных пропорциях, из аптечки «на всякий пожарный» извлечена «тяжелая артиллерия»: но-шпа, энтерол, смекта…. ну и нурофен тоже пусть постоит. Не мешает же. (А то мало ли.. В жаркие страны надо лететь со здоровым кишечником! Там своей диареи хватает).

Голова болит? А почему? Ударился? Нет? Температура поднимается? Нет… Хорошо.»Ближайшая запись на УЗИ шеи во вторник? А на рентген? А на МРТ? Четверг меня устроит! Да, спасибо, девушка».

День Х уже завтра. Гоню от себя постоянные мысли типа: «Госспади! Ну дома же тоже хорошо! Ну и что, что -30? Зато привычно… и не жарко… и не душно… Может, ну его?…».

Вещи собраны. Аптечка? Это не аптечка, это аптекочемодан!

«Да, сама понесу! Между прочим, у нас три! Три ребенка! Если ты забыл…Что? Нет, там можем не успеть купить. Или не будет».

Кстати, пару раз аптекочемодан забывался. И вы, конечно же, понимаете, что никто от этого не умер и не заболел, все необходимое чудесно покупалось в местных аптеках.

Сидим в самолете. Ко взлету готовы. Поехали!

На соседнем ряду тошнит годовалую девочку. Моя тревога нечеловеческим усилием воли загоняется куда поглубже. Мало ли, кто как взлет-посадку переносит, правда ведь?

Пристегните ремни. Свежая пресса. Вода-сок. Курица с рисом или мясо с овощами? Девочку тошнит снова.

Неосторожная мысль — и тревога вырывается лавинообразным потоком и начинает давить на мой бедный скукоженный от турбулентности мозг.

Все оставшиеся 5-6-7 часов полета (да, мы живем в таком чудесном месте, откуда до любого более менее теплого моря не меньше семи часов лету) мой скукоженно-воспаленный мозг вспоминает все возможные диагнозы, симптомы и последствия, а в очереди на паспортный контроль судорожно гуглятся признаки и основные отличия ротавируса от кишечной инфекции.

В отеле все имеющиеся дети первым делом цепким взглядом просканированы на предмет наличия ОРВИ, краснухи и ветрянки. Подозрительные сразу же попадают в касту неприкасаемых. Минутное размышление «запретить ли бассейн в связи со сложившейся эпидобстановкой» рассеивается под одним грозным и двумя умоляющими взглядами.

Решение по поводу бассейна откладывается до окончательного выяснения диагноза «неприкасаемых».

Два дня отпуска позади, отлегло. Уже не борюсь мучительно с собой, пытаясь перемыть всем руки по сто раз в день; уже считаю, что чайная ложка песка в день, в принципе, еще никому не повредила, что пара — тройка камней пойдут только на пользу прорезывающимся клыкам. Уже поддаюсь на уговоры, и мороженое у нас и днем, и вечером; уже все неприкасаемые, покрытые потницей, аллергией и еще какой-то непонятной отпускной сыпью, перебывали у нас в гостях.

Наверное, мой муж прав. В следующий раз вместо бутыли физраствора положу бутыль красного сухого. А еще лучше — начну принимать за неделю до отпуска по чуть-чуть после еды и желательно перед сном… как доктор прописал.