9 июля 2021

Тот самый день

Вот он, этот день! Да, именно сегодня! Сегодня я буду идеальной мамой...
Тот самый день
625

Вот он, этот день! Да, именно сегодня! Сегодня я буду идеальной мамой.

Я буду спокойна и весела. Я с легкостью переживу все неприятности. Я не повышу голос, не проявлю раздражения. Спокойствие. Исключительно спокойствие станет моим девизом  сегодня. Я проявлю изобретательность и терпение. И у нас случится крайне благополучный день, полный счастья и смеха».

С такими мыслями я открываю глаза почти каждое утро. После такого аутотренинга невозможно потерпеть неудачу, правда же? Исполненная благих намерений я излучаю гармонию и уравновешенность. Пока не просыпаются дети.

— Мишенька, вылазь из душа, ты там уже 15 минут сидишь.

— Ташенька, я понимаю твое негодование, но мне нужно вытереть тебе сопли, если ты еще планируешь пользоваться этим носом.

— Мишаня, я не понимаю. Ты два года не играл этой игрушкой! Почему мы сейчас вдруг не можем ее отдать?

— Таша, НЕТ! …Да, Таша, эта кисломолочная лужа на полу была твоим завтраком. Это так, если тебе вдруг интересно, что ты только что вытрясла из своей тарелки..

— Знаешь, сын, пятиминутное ковыряние в носу – это несколько не та зарядка, которую я от тебя ждала.

— Да, Таша, ты очень удивишься, но и эту книгу я рвать не разрешаю.

— Как ни странно, но придется убрать всю эту пачку памперсов. Да, все 30 штук. Я понимаю, что они очень живописно раскиданы по коридору. Но их надо сложить. Обратно. В пакет.

— Мамин телефон не игрушка. Куда побежала? Таша. Таша! ТАША!

— Да, Миша, я прошу тебя надеть носки, чтобы насладиться твоими невыносимыми мучениями! Зачем же еще?  Я же монстр какой-то!

— АААААААА!

На часах — девять утра.

— Все, дети, мама устала, — я ложусь на кровать и складываю руки на груди. Закрываю глаза.

Над ухом раздается сопение-пыхтение.

— Тихо, Таша, — громпоподобно шепчет Мишка, — мама сейчас станет доброй и даст нам покушать.

Блин, я что, их еще не покормила?!

Оба залазят на кровать. Ташка забирается на меня сверху, Мишка пристраивается под бочок. Пять минут передых, и понеслось дальше.

Я стою на площадке, в песочнице, и внимательно смотрю в скамейку. В голове пустовато. Ташка, сидя на попе, закапывает ногу в песок. Мишка одним пальцем пытается проковырять проход к центру земли.

«Завтра, — думаю я, — завтра будет тот самый день. Наверняка».