31 октября 2017

Любовь и сладости

Любовь и сладости
123
текст

Поэт, писатель, автор песен

.

АВТОР: ЕЛЕНА КАСЬЯН

ПОМОЧЬ ЕЛЕНЕ КАСЬЯН ПОБЕДИТЬ БОЛЕЗНЬ

ФОТОГРАФИЯ: ОЛЕГ АСТАХОВ

Не любила пряники. Халву не любила, зефир, шоколадное масло. Не любила пончики с повидлом, песочное печенье, мармелад. Рахат-лукум и щербет не понимала, вообще. Отношения с едой были сложные. Особенно со сладким.

— Разбаловали, — говорила тётя Паша.

— Дура, — говорила Лилька.

— Какая ты странная, — говорил Витька и смотрел восхищёнными глазами.

Витьку я могла бы любить. Витька ждал меня после школы, приводил к себе домой, сажал на диван и ставил пластинку «БониМ». У него были большие такие наушники — «Феникс», что ли. Я в них была похожа на чебурашку.

А ещё Витька жил на седьмом этаже, в доме с лифтом. А лифт – это было о-го-го! Особенно для нас, живших на окраине, в маленьких особнячках дореволюционной постройки.

У Витьки было два старших брата и старенькая мама. Я всё удивлялась – как мама может быть такой старенькой? Мамы все должны быть молодые и красивые. А эта была маленькая, сухонькая, юркая. И все время в белой косыночке. Зачем ей дома ходить в косыночке?..

У них всё там странно было. Витькины старшие братья сидели в тюрьме. Хотя Витька говорил, что они служат на подводной лодке. А про отца, вообще, ничего непонятно. Потому что отцов было три. Я тогда думала, что это очень правильно, если у каждого ребёнка есть свой личный отец. Это по-честному.

Но я ни одного из них не видела. И мне кажется, что Витька тоже. А маму он очень любил. Ну так прямо… прямо очень-очень. Как будто за всех троих. А она ему каждый день пекла то пончики, то печенье. Как ни приду, у них там то батон с шоколадным маслом, то хворост с сахарной пудрой, то пирожки с вареньем. И мама глазками сияет из-под беленького платочка: — Ешь, деточка! Вон, тощая-то какая!

В общем, не сложилось у меня с Витькой.

Говорят, его потом тоже на подводную лодку забрали.