Нажмите ENTER, чтобы посмотреть результаты или нажмите ESC для отмены.

Odor Rosarum

Фотография Ольга Агеева

Сайт «Наши дети» существует уже около года. За это время мы опубликовали огромное количество историй и зарисовок, коротких заметок и развернутых статей. Они очень разные, но объединены одним – уважительным и серьезным отношением к детству и взрослению. Такой подход мы считаем очень важным, и всегда радуемся, когда встречаем тех, кто разделяет его. Иногда в редакцию приходят материалы, которые подходят для неспешного, вдумчивого чтения и так и просятся не на сайт, а в книгу. И книга будет! Вместе с издательством АСТ мы готовим к печати искреннюю книгу о детях и взрослых. В нее войдут произведения и уже знакомых вам авторов, и тех, кого мы прежде не публиковали. И, конечно, будут фотографии – работы художников, близких по духу вам и, надеемся, вам. О книге мы еще расскажем подробно, а пока предлагаем заглянуть на ее будущие страницы – прочитать фрагмент рассказа Натальи Фоминой «Odor Rosarum.

Автор: Наталья Фомина, журналист Новой газеты

Две девочки стоят перед большим зеркалом, школьный вестибюль, до начала уроков осталось семь минут, девочки никогда не опаздывают, не опоздают и сейчас. Поправляют пионерские галстуки, у первой девочки карман на черном фартуке пришит неаккуратно через край желтыми нитками, она держит в руках тонкую тетрадь ученицы шестого класса Черновой Екатерины. Вторая укладывает густую рыжеватую челку и с нажимом повторяет:

— Катька, ты что, не понимаешь? Ты дура совсем, да? Если ты сейчас отдашь ей это сочинение, она тебя запряжет на все каникулы! А у нас другие, наверное, планы!

— Ну и что мне теперь делать, — первая девочка мрачна, накручивает на палец желтую нитку и выдергивает ее. Часть кармана тут же провисает жалким треугольником, становится заметен ярко-малиновый флакон лака для ногтей.

— Ничего не делать! – вторая девочка округляет глаза, — ничего! Не сдавай ей работу, и все. Это вообще – дополнительное задание. И ты не обязана. Если спросит, скажешь – не смогла. И все! И все!

— Да, но я-то смогла, — возражает первая уже на ходу, поднимаются по недавно выкрашенной лестнице, отвратительный травянисто-зеленый оттенок, проходят просторной рекреацией к кабинету, дверь распахнута, клубятся коричневые ученицы в сборчатых юбках и синие ученики с букварями на шевронах, кабинет двадцать четыре, русский язык.

— Так, ты мне скажи, — вторая резко останавливается, сумка больно ударяет по бедру, девочка морщится и спрашивает с угрозой, — ты вообще-то хочешь с нами ехать в зимний лагерь? Или не хочешь? Или, может быть, ты сама по себе?

Голос ее высок и дрожит от напряжения. Она не позволит испортить намеченный отдых. Этот лагерь… они мечтали, чтобы именно вместе. И они поедут.

Занимают свои места в классе. Первая девочка смотрит в окно. Вторая смотрит строго вперед. Учительница в полосатом костюме указывает дежурным на недостаточно тщательно вымытую доску. Дежурные глупо хихикают и трут меловые подсохшие разводы грязными тряпками, отчего разводы распускаются с новыми силами.

На следующей перемене первая девочка стоит перед учительницей, сосредоточенно рассматривает полоски на ее пиджаке: светлая, темная, снова светлая. Одноклассники собирают портфели, в общем шуме выделяется пронзительный смех отличницы Клюевой.

— Чернова, ты подвела меня, — учительница строга, — ты очень подвела меня. Кроме того, ты подвела и себя! Это такой шанс, такой!.. Заняв одно из призовых мест на областном конкурсе, ты была бы допущена к всесоюзному состязанию!

Слово «всесоюзному» она произносит по слогам. Слог «юз» кажется девочке смешным. Она давит усмешку, но учительница успевает заметить неуместные эмоции.

— Все ясно, — говорит она с угрозой, — все предельно ясно. Что ж, не стоило вообще привлекать тебя к этому заданию. К счастью, есть и другие ученики, ничего, справимся. Маслова, подойти, пожалуйста, голубушка.

Вторая девочка оказывается рядом. Рыжеватые волосы причесаны аккуратно, загибаются вверх на уровне плеч.

— Маслова. Марина. Вот какое дело. Чернова, к нашему общему сожалению, с поставленной задачей не справилась. Я веду речь о сочинении для областной «олимпиады». Придется тебе спасать честь школы! Ты староста класса, и должна… Есть возможность стать победителем всесоюзного конкурса! Не упусти её!

— Конечно, Любовь Михайловна, — вторая девочка очень серьезна, — я буду очень, очень стараться.

Из кармана первой падает на вытертый линолеум флакон ярко-малинового лака.

— Эт-т-то еще что? – учительница окрашивается багрянцем, — ногти, значит, красим?! Вместо того, чтобы…Чернова, за мной. Немедленно!

Стремительно уходит вон, полное тело играет в движении с вертикальными полосками костюма: полоска светлая, полоска темная, полоска светлая. Первая девочка смотрит на вторую. Вторая произносит с вызовом:

— Нет, ну а что я могу, по-твоему? Я ведь и правда – староста.

Первая девочка уходит. Года через три она бы оглянулась и бросила через плечо:

— Смотри, возможности не упусти, — но сейчас просто уходит.

Пребывание в зимнем лагере окажется невыносимо скучным. Призового места Маслова Марина не займет. Три года пройдут вскоре.

Вам понравилась статья? Поделитесь ей с друзьями!




Присоединяйтесь к нам

Не пропустите самые важные статьи. Подпишитесь на нашу рассылку