25 апреля 2020

Про конфетный зомби-апокалипсис, порно и инфографику

Вот некоторые хроники современного мира...
Про конфетный зомби-апокалипсис, порно и инфографику
1371

Глобальные изменения в мире культуры лучше всего видны на детях, которые в нем живут, в отличие от нас с вами, эскапистов. Вот некоторые хроники современного мира




Алеша просит мульт-сериал, который показывают по каналам, запрещенным в семье дизайнеров и художников из эстетических соображений (никелодеон и тому подобное).

Я говорю: давай так. Если это токсичное, но тебе прям надо, то я найду его на английском, посмотрим вместо домашки, а ты мне перескажешь потом на языке оригинала. Согласился. И мы посмотрели. Вот сюжет, будоражащий пытливые юные умы:

Королева Жвачка изобрела эликсир, возвращающий усопшие сладости к жизни. Она распылила его на кладбище, но что-то пошло не так и из могил повылазили конфеты-зомби. Вытянув вперед гнилые ручки, трупаки побрели к королевству сладостей, потому что им надо все время жрать сахар у живых конфет. Дальше там конфетный зомби-апокалипсис, но все заканчивается хорошо.

Попросила Алешу выучить две сложные фразы на выбор. Алешенька выбрал:

«Have you grasped the consequences of breaking your promises?»
(ты осознал последствия нарушения своих обещаний?)

«I am afraid my decorpsinator serum is incomplete!»
(боюсь, что моя сыворотка по оживлению трупов не завершена!)

Последнюю фразу он теперь использует, когда не хочет отвечать на вопрос:

— Что с тестом по ивриту?

— I’m afraid my decorpsinator serum is incomplete!

***********


Алеша второй год просит некую игру, в которую играют его друзья, а ему не разрешается. Раз в полгода он проверяет, не вырос ли он достаточно для этой игры, по нашему мнению. Я говорю: «Ну заводи в поиск название игры, допиши age rating и читай вслух, что написано по первой же ссылке (а он выторговал себе место в нашей с Мишей рабочей комнате и теперь сидит с нами. Как в настоящем офисе — три компа.)

Читает: Parents need to be aware… (blah-blah-blah) action game brimming with gang violence, extremely coarse language, and drug and alcohol abuse… (blah-blah-blah). Доходит до фразы «full frontal nudity»…

— Что это?

— Полностью голые женщины.

— Фу!

— Давай дальше.

Доходит до фразы «one mission involves shooting a pornographic movie»

— Что это?

— Порнография.

— Что это?

— Откровенное изображение сексуальных сцен.

— Фу! зачем нужен такой фильм?

— Ну, некоторые взрослые смотрят.

— Зачем?

— Я не знаю, на самом деле.

— А вы с папой это смотрите?

— Нет.

— Слава богу… зачем ты мне про это рассказала?!

— Чтобы ты знал, что тебе предлагают, когда кто-то из твоих одноклассников предложит посмотреть порно. Игру еще хочешь?

— Упаси Господь!

**************

Вчера приходит из школы:

— Ты ошиблась!

— ?

— Ты думала, что если ты мне не расскажешь про инфографику, то мне расскажет кто-то из одноклассников.

— Порнографию в смысле? Инфографика — это то, что папа делает по работе, символы в приложениях например, чтоб было ясно, куда тыцать. Не путать с порнографией.

— Ааа…

— Так что с ней?

— Всем шестым классам сегодня про нее рассказывали в школе!

Полицейский! И показывал!!!

— … полицейский показывал шестиклассникам порнографию?

— Да!!! Очень плохо быть шестиклассником. Остальным просто рассказывали про педофилов.

— Да что там у вас происходило?!

— Нам рассказывали, как надо безопасно пользоваться интернетом.

— И?

— Ты знаешь, что в твою почту и скайп можно залезть и все прочитать?!

— Желаю удачи тому, кто залезет. Он умрет от скуки чужой жизни.

— А ты знаешь, что в твой комп можно залезть из сети и все с него скачать?! А знаешь, что твоя камера может тебя сфотографировать, когда ты не хочешь, и загрузить твои фотографии в инфографический сайт?

— нет, я этого не знала. Но в любом случае, я ничего такого интересного для инфографики перед компом не делаю. Так расскажи про инфографику. Че, правда полицейский вам показал?

— да!!!

— прямо процесс…?

— фу! ну ты что!!! госссподи, что ты подумала?!

— но что же? что же он показал? Не томи!

— он работает в отделе интернет-преступлений. Он показал, как у людей украли их неприличные фото и потом выставили в сети. И рассказывал, что надо сразу говорить взрослым, если тебе показывают голую картинку, или зовут знакомиться, или посмотреть что-то на видео, или просят у тебя такую фотографию. И у него много-много таких фотографий — тыща на экран!

— голых людей?

— да!

— и он вам их показал? Что за…

— нет! да что с тобой такое, что ты подумала?!

— Лёша, ну ты так рассказываешь, что я в саспенсе! Давай так. Что конкретно он показал?

— Большой экран, там много-много таких фотографий, но все закрыто черными квадратами — и лица, и… все такое.

— Ага. Ну и что ты из всего этого вынес?

— Что нельзя никому отправлять ничего, что ты не хочешь, чтобы увидели все. Что нельзя с незнакомыми переписываться. Что нельзя, если тебе предлагают смотреть на фото или видео… ну… Ну еще что если ты выкладываешь чье-то фото неприличное или подделку, но с чьим-то лицом в ватсапе а потом все ржут в школе, то могут засудить. Ну троллинг.

— Мгу. А про деньги рассказывали?

— Ой, да еще в прошлом году, когда про педофилов говорили. Ну помнишь? Я тебе присылал тест, как отличить настоящий сайт платежной системы от поддельного?

— Точно.

— Это сегодня пятиклассникам рассказывали. А нам… (вздох)

— Трудно нынче быть шестиклассником, да, Лешка?

— Да.

— Кругом — сплошная «инфографика».

— Да ужас.

— Ну послушай. Эти люди в школе пытаются успеть за временем. Где-то они рано объясняют, где-то запоздало, но главное, не сидят на попе ровно, не закрывают глаза на «вредный интернет, который надо детям просто взять и запретить!» А инфографика… ну что инфографика. Ты о ней знаешь, но в жизни тебя это не касается. И я так живу. В мире много шокирующего, о чем ты знаешь, но это твоей жизни никак не касается, ты просто об этом предупрежден.

— А что еще есть шокирующего?

— Да много всего. Про войны ты же знаешь? про террористов? Ты, слава богу, не встречал ни одного, и надеюсь, не встретишь, но ведь ты про них знаешь?

— Да. ну хорошо. террористы и инфографика. Надеюсь, больше ничего такого нет.

— Я тоже.