4 апреля 2017

Борьба за белое золото
Борьба за белое золото
226

.

Почему-то вопроса о том, бороться или нет, не возникало. Так уж вышло, что и я сама, и моя крохотная дочка оказались борцами по жизни. И это сыграло большую роль в нашей с ней общей победе.

«Мамочка, а молока у вас хватает?»

Какой же для меня это был неприятный вопрос! И я не могла на него ответить… Наверное, хватало, а, может, и нет, просто ребенок еще слишком слаб, чтобы сразу наесться…

Я родила дочку на 39-й неделе беременности.  Врачи очень опасались разных  непредвиденных обстоятельств из-за моего высоченного давления, которое имело сугубо эмоциональное происхождение. Так уж  устроен мой организм, что как ни приду на прием к доктору, так давление шкалит за 150. А за пределами медицинского учреждения оно сохранялось стабильно нормальным.

Я проходила всю беременность, доказывая врачам, что никакой я не гипертоник и что таблетки мне не помогут. Синдром белого халата не лечится, а уж тем более, когда ты беременна, и разум напрочь перестает тебе подчиняться.

В общем, сдавшись  в роддом, я уже была бессильна перед целой бригадой врачей. Поэтому таки согласилась на плановое кесарево, тем более, что моя маленькая принцесса никак не желала перевернуться головой вперед. Операция прошла нормально, и я была безумно счастлива. Ребенок, по словам докторов, был «абсолютно доношенным», весом 2990.

Отошла я после операции на следующий день, и, увидев, как моей соседке по палате принесли малыша на кормление, а мне нет, сразу потребовала, чтобы мне тоже принесли мою кроху. «Куда тебе? Ты же еще отойти толком не успела, уже ребенка ей подавай! «- недоумевали медсестры. Но я настояла на своем.

Мне принесли мою девочку. И вот тут я почувствовала что-то неладное. Она ухватывалась за грудь, выпивала совсем чуть-чуть и засыпала. Отложишь от груди — плакала и просила опять. И так до бесконечности…

«Ребенок должен съедать не менее 60 граммов за раз!»- говорили мне детские медсестры. А моя девочка съедала грамм 20 от силы и сразу уставала сосать…

Мы вернулись домой.

Дочка сутки напролет просила грудь. Я думала, что она просто удовлетворяет таким образом свой сосательный рефлекс, и пытались периодически успокаивать ее соской, укачиванием, песенками… Но все было тщетно.

Ситуация прояснилась, когда пришел наш педиатр и констатировал: «Она недоедает, это факт». Он дал мне дельный совет — кормить из груди в течение часа, потом докармливать сцеженным молоком из бутылки.

«Анечка, Дашенька родилась маленькой, незрелой, поэтому у нее мало сил. Докармливайте своим же молочком. Девочка подрастет, станет сильнее, и будет высасывать всю грудь сама».

Я тут же попыталась последовать его совету, и попробовала сцедиться молокоотсосом.  И тут меня хватил ужас – молока катастрофически мало! Благо, когда был лактостаз, я заморозила сцеженное молоко, и у меня остались кое- какие запасы. Ребенок высосал бутылку молока и сразу же уснул… Вот оно что! Причина ее беспокойства — обычный голод! Что же теперь делать?

Передо мной встала сложнейшая задача — как увеличить объем молока?

И вот начались непростые дни — дни борьбы за белое золото. У меня всегда под рукой стояла на всякий случай смесь, поэтому я была спокойна…

Первое, что я поняла — это то, что больше всего молока накапливается ночью.  У меня уже был хороший электрический молокоотсос, и с ним сцеживаться намного проще, чем вручную. Хотя помогать руками все равно нужно, дабы открылись все молочные протоки. После каждого кормления я сцеживалась, но это были такие крохи! Поэтому  ночью и рано утром, как бы тяжело мне не было, я брала молокоотсос и… наяривала… Сначала получалось 50 г, потом доходило до 100. Тем самым запас молока на день для докорма был обеспечен… И не дай- то бог пролить или согреть на докорм лишнего!

Кормлений в сутки у нас было, как полагается, 6-7. Но что это были за кормления! Проснувшись, я сломя голову бежала на кухню, чтобы хоть что-то съесть-приготовить. Порой я умудрялась есть прямо во время кормления. Поэтому к каждому кормлению я тщательно и быстро готовилась: подушки для удобства, две бутылки воды для утоления жажды, молокоотсос, дабы не терять время и сразу сцеживаться,  когда ребенок устанет. И обязательно успеть сбегать в туалет перед длительной трапезой!

Сосать грудь она могла бесконечно, засыпая на секунду, опять просыпаясь и снова требуя кушать. В маленьких перерывах мне приходилось еще и взвешивать ребенка, чтобы понять, сколько она уже съела. Часа через полтора такого сосания я на руках с ребенком грела молоко на докорм. Сначала немного, а то вдруг не съест, тогда придется выбросить. Потом, если необходимо, грела еще. Было очень сложно понять, наелся ребенок или нет. Она могла с жадностью высосать 50 грамм, потом тут же все срыгнуть, и просить есть опять. А могла сделать вид, что наелась, уснуть и через пять минут просить еще. В итоге процесс кормления мог затянуться на 2-2,5 часа. Хорошо, если у нас после этого был перерыв хотя бы час. А иногда было и меньше, если его не было вообще — одно кормление плавно перетекало в другое. То есть, пока мы так долго принимали пищу, молоко уже успевало усвоиться, и малышка опять хотела кушать! Раз — два в день я все же успевала ходить с ней на прогулку между кормлениями.  Поели, походили в положении «столбик» и бегом одеваться! Как сейчас помню — иду как в тумане, держась за коляску, спать хочется невыносимо! Лето, июль месяц, жарко… Посидеть не могу, дочь сразу просыпалась, если коляску остановить. Потом, видя, что она проснулась, бегу домой, раздеваю ее, себя и опять кормить…

Еще при этом нужно было готовить и успевать правильно питаться! Это было практически невозможно. Я что- то делала на выходных, пока муж гулял с ребенком. Что-то успевала сделать, пока ребенок спал (минут 30), и гулять мы не ходили в этот момент.

Так тянулись дни, вернее сутки. Я спала всего по 3-4 часа за ночь. Ребенок спал у меня на груди. Каждый день был как день сурка — от кормежки до кормежки. Порой я срывалась и плакала, жалуясь мужу, что больше так не могу.

«Ребенку нужна нормальная мать, а не какая-то истощенная и замученная. Все. Завтра переходим на смешанное вскармливание!»- с отчаянием заявляла я ему.

Мне казалось, силы покидают меня, ведь хочется быть и  хорошей мамой, и заботливой, красивой женой. По-моему,  у меня не получалось ни то, ни другое в тот момент. Депрессия накрывала меня с головой… Самое страшное, что не покидало меня — это чувство вины, что я согласилась на кесарево раньше схваток, ведь дочка могла еще чуть-чуть подрасти, и тогда, быть может, родилась бы дозрелой и кушала бы быстрее…

Но каждое утро силы откуда-то сами собой брались вновь.  У нас постепенно стал вырабатываться режим. Я навострилась — час кормлю грудью, остальное доедаем из бутылки. Молока с каждым днем становились все больше и больше — результат нашего совместного с дочкой терпения. Мы обе стали спокойнее. У нас стал вырабатываться режим…

И вот неожиданно, месяца в три, произошло чудо. Мой ребенок стал отказываться от бутылки после кормления грудью! Я не могла понять сначала, в чем дело.  И пихала ей бутылку насильно, так боялась, что она не наестся. Но дочурка давиться молоком не хотела, и не брала бутылку. Потом  Дашка перестала засыпать вовремя и  после кормления. Я перепугалась — вдруг она решила отказаться от груди или молоко перестало идти? Но постепенно по ее довольному лицу я поняла, что она наелась и просто играет! Моему счастью не было предела! Наелась из груди сама!  Я кормила грудью дочь до года.  И, поняла, какое это счастье, когда твой малыш ест Твое молоко!

Мы никогда не знаем, как и каким появится на свет ребенок.  И сможет ли мама сразу к нему адаптироваться. И как бы она не любила себя и свою свободу, ей придется это сделать. И перестать себя жалеть.

Когда ты мама — ты не просто женщина, ты — сильная женщина.