31 марта 2017

Лена Каплевска: как честно фотографировать детей

В который раз пересматриваю фотографии Лены просто потому, что к ним хочется возвращаться снова и снова. Маленькие босые пятки, бездонные удивленные глаза мальчика, крохотная девочка с радугой на лице. Они живые, теплые, настоящие. В них свобода, детство, бесконечность.
Лена Каплевска: как честно фотографировать детей
182
текст

Автор: Дина Иванова, ответственный редактор проекта Наши Дети
Фотографии
Лены Каплевской


В который раз пересматриваю фотографии Лены просто потому, что к ним хочется возвращаться снова и снова. Маленькие босые пятки, бездонные удивленные глаза мальчика, крохотная девочка с радугой на лице. Они живые, теплые, настоящие. В них свобода, детство, бесконечность.

Пытаюсь представить себе художницу, которая видит мир именно таким. Кто она? Какая она? Что чувствует, когда видит, как утреннее солнце золотит детскую макушку или сползает на маленький носик, сморщившийся от смеха? А, может, она даже спит с камерой, чтобы не пропустить вдохновение?

Лена Каплевска, необыкновенная фотохудожница из Литвы, автор проекта «12 месяцев», о котором мы рассказывали совсем недавно. Сегодня она немного приоткрыла двери в свою жизнь и рассказала о себе.

Когда ей было 10 лет, Лена впервые взяла в руки фотоаппарат. С тех пор она не перестает учиться и развиваться – как фотограф и как человек. Рождение детей Анны и Габриэля изменило ее творчество, сделало его более глубоким и осознанным.


О себе одной фразой:

Я – мама и мечтатель


О детстве, о семье, о книгах, об увлечении фотографией

Я всю жизнь в фотографии, мои папа, дед и старший брат – все фотографировали. На полках были журналы «Советское фото», книги по фотографии. В ванной стоял фотоувеличитель и ванночки для фиксажа.

В 10 лет мне дали старенькую Вилию, в 12 я стала снимать на папин Зенит. Папа дал мне замечательный учебник Дыко «Беседы о фотомастерстве» — лучше книги и сейчас не найти. Но серьезно, обдуманно фотографировать я начала только после того, как родились мои дети.

Папа учил 3 вещам:

Всегда учиться новому, учиться до старости

Всегда удивляться миру и восхищаться им

Всегда сомневаться и не идти со стадом

Папа собрал самую крупную частную библиотеку в нашем городе, около 4.000 томов, я росла среди этих книг, рядом с постоянно читающими родителями и братом. «Изба-читальня», как шутила мама. Все мои карманные деньги шли на букинистов и на батарейки в фонарик, потому что днем читать было мало, и я читала под одеялом ночью.


О детях и самых дорогих фото

АННА

Она такая хрупкая, в ней столько девочковости, что щемит сердце

«Мам, я ведь тебе наверняка рассказывала о своем детстве. Когда ты и Леонардо да Винчи еще были молодыми, ну, 500 лет назад, я училась у одного доброго волшебника,» — Вздыхает. «У него не надо было есть овощей…»

Ей 7, она ростом метр двадцать, в ее голове вселенные.

Несколько лет назад мне снился сон. Я шла по темным травам, цвели цветы — пестрые, яркие, сновиденческие. В траве лежала она, свернувшись комочком, серьезно и грустно глядя на меня. Я взяла ее на руки и понесла. Моя, теперь моя. Через 4 месяца я забеременела ей, моей Анной. Может, не врет про Да Винчи?

Габриэль

Гуга в своих мечтах и свободе, как ветер. Мечтатель, молчаливый и рассеянный. Весь в книгах и книжном мире, и все равно ему мало, и никак не насытится.

Тонкий, добрый, маленький принц. Была в детстве такая книга, “Керри в дни войны”. И там был мальчик, Альберт Сендвич. Такой же рассеянный книгочей. И его звали мистер Ум. А главную героиню Керри мисс Сердце.

Вот и мои дети — мистер Ум и мисс Сердце


Любимое фото другого фотографа

Салли Манн, «Эволюция»

В нем столько смыслов, столько сердца. Она сама — стареющая, взрослая, помнящая себя и свои корни. Ее дочери, уходящие, растущие, сами по себе. Море, как колыбель и кладбище, как начало начал. Стихия и души. Жизненный цикл. Будущее, прошлое, настоящее. Дочери, как птицы, сорвутся и улетят. А она и море останутся…


Дети и красота

Я считаю, что не бывает некрасивых людей. Не бывает некрасивых детей. Важно уметь разглядеть личность, увидеть красоту в любом.

Бывают невоспитанные дети, бывают невоспитанные родители. Однажды на съемках ребенок бросил в меня камень, хорошо, что не попал. В таких случаях я ухожу в свою внутреннюю Монголию и просто стараюсь делать свою работу.


Грань между искусством и пошлостью – в головах

“Я думаю, что в детстве есть и должно быть все — и радость, и боль, и любовь близких, и потери, и преодоление трудностей, и мысли о смерти, и щекочущее счастье, когда тебе дарят собаку, и кровь из носа после драки, и детская сексуальность тоже.

Неверно думать, что детство — это только шарики, конфеты и улыбки. И настоящая пошлость и ханжество в китчевых ванильно-сладких фотографиях милых прилизанных деток на карамельно-медовом фоне.”

Лена не очень верит в неудачи и провалы в творчестве, но строга с внутренними драконами:

Думаю, самый большой провал — это лень встать и фотографировать, когда даешь себя победить своим внутренним драконам. Лень и прокрастинация.”

И напоследок, совет от Лены.


Как стать хорошим фотографом? Как развить то особое видение, которое отличает настоящего художника от ремесленника?

Расширяйте кругозор. Читайте, смотрите хорошее кино, спектакли. Учитесь всему, интересуйтесь миром вокруг вас. Развивайте вкус.

И приходите учиться! Очень хотелось бы встретиться с вами и поделиться мыслями о фотографиями, секретами мастерства. Особенно с такими, какой я была 10 лет назад — молодой родитель, желающий научиться фотографировать своего малыша, его первую улыбку, трогательные ушки и шейку, первую свечку на торте, сонную мордочку, первый велосипед и все те моменты, из которых складывается детство.

С нетерпением жду вас на своем мастер-классе, который состоится в мае в Барселоне, Испания.