10 марта 2017

Малыш, прости за одиночество

Малыш, прости за одиночество
380

Фотография Jacqueline Roberts

Из дневников Олеси Лихуновой

Июль, 2012 года. Адаптация

Однажды, спустя всего неделю дома, у Вадима поднялась температура. Всю ночь он плакал, раскачиваясь стоя на четвереньках в своей кроватке. Мне хотелось взять его на руки, покачать, поносить по комнате, чтобы утешить, но сын выгибался и кричал страшным голосом, отбиваясь от меня руками и ногами. Пришлось положить его обратно в кровать и тихо сидеть на полу, наблюдая, как он засыпает, засунув два пальца в рот, сильно раскачиваясь из стороны в сторону, через несколько минут снова плачет и затем снова сам себя укачивает. Привык ребёнок справляться со своими бедами один и не понимает никакой помощи.

Но сегодня я решила снова попробовать подержать его на руках перед сном. Сначала он попытался вскочить, потом лёг обратно мне в руки и заплакал горько со слезами, но не выгибаясь как обычно, а обмякнув в моих руках.

Я качала, баюкала, вытирая ему слёзы рукой. Вадим лежал и смотрел в сторону, изредка бросая на меня косые взгляды. Иногда его глаза снова наполнялись слезами, а губы дрожали.

А я всё качала и качала, глаза у Вадима стали закрываться, но вдруг сын повернулся и стал смотреть пристально на меня. И долго смотрел, пока глаза не закрылись, и он не заснул.

Полгода мы вместе. У меня была полная уверенность, что сын давно оттаял. Весёлый, ласковый. Но в тот момент, когда он стал на меня так пристально смотреть, меня как стрелой пронзила мысль, что вот она — его обида за то, что он так долго был один. С первого дня в роддоме, полтора года совсем один. Что всё это время он держался и виду не подавал. Такой маленький. Весь вечер плачу от этих мыслей.

Автор: Олеся Лихунова, мама семи детей (5 из них — приемные). Дневник Олеси, в котором она рассказывает обо всех трудностях и радостях приемного родительства, можно прочитать здесь

Фотография Jacqueline Roberts