За милых… пап! Благодарности текст
Примерно каждые 5 минут с ребенком происходит катастрофа вселенского масштаба.
фото
Alicja Rodzik
Alicja Rodzik

Автор: Таня Якушина, мама маленького лучика 


Примерно каждые 5 минут с ребенком происходит катастрофа вселенского масштаба. Я слышу это по смене тона мужа. Я со вздохом закрываю только что открытый файл с диссертацией. Похоже, кандидатская степень и маленький ребенок все же несовместимы.

— Она покакала! Она срыгнула! У нее что-то в носу! Ей что-то попало в глаз! Она капризничает! Она не хочет кушать!

На каждое это «она» я иду смотреть, что «она» в этот раз не хочет делать или, наоборот, сделала.

Конечно, хочется сказать — ну что же, сам не можешь разобраться? Или еще лучше — а вот я сама все это делаю и никого не зову! Я же молодец! И вообще я тут каждый день, да одно и то же, ну и далее по тексту. Он стандартный. Знаю, что всех — ну или почти всех — посещают такие мысли. Об этом и статья.

Я и не могла подумать, что через месяц после рождения дочери мы с мужем останемся одни. Ну то есть как одни — и до этого мы как-то справлялись вдвоем. Но была гипотетическая надежда на выезды за город к моим родным да и на помощь бабушки, которая у нас одна — а именно, моя мама. Но ровно в первую торжественную дату, когда дочери исполнился целый месяц, а мы, о чудо, выжили — хотя это был очень непростой период адаптации, отсутствия знания и понимания, что с малышкой делать, психологических и эмоциональных переломов — мы разругались. Просто не выдержали нервы заниматься ребенком и одновременно выдерживать нападки моих родственников, к слову сказать, очень властных и привычных к давлению и манипуляциям. Однако если раньше были силы сглаживать острые углы, сейчас их ровным счетом не было совсем. Поэтому очередная небольшая провокация с их стороны закончилась грандиозным скандалом, бойкотом нас с мужем в течение нескольких дней, после чего последовал наш невеселый отъезд обратно в город со всеми недавно вывезенными оттуда вещами, и нашими, и детскими. До сих пор не понимаю, как мне удалось продолжить кормить дочку грудью. Спасла только поддержка мужа. И благодарить его за это я готова беспрестанно.

Началась новая жизнь. Теперь у меня была только моя семья. Ну то есть муж, ребенок и родные мужа. Моих родных в нашей жизни больше не было.

Дочь ходила с нами сдавать экзамены в университет. Ездила жить на море на месяц. Летала на самолете и ходила на каток. И, знаете, что? Никаких особых проблем нам это не доставило. Само собой, есть много ограничений, особенно на совместные походы с мужем куда-либо. Но есть и множество возможностей, нужно просто не бояться ими пользоваться. И за это второе огромное жирное спасибо. Сама бы я никогда не решилась. А мои родные при первом намеке о нашем желании пожить на море схватились бы за голову и высасывали мозг через аккуратно просверленные дырочки до тех пор, пока я трясущимися губами и с дергающимся глазом не согласилась бы с их позицией о невозможности любых поездок с малышкой вообще.

Женщина, а тем более мать, по природе гиперответственна и консервативна. Но если это сгладить — и попробовать делать иначе — начинаешь понимать, что мир не рушится, что тебе становится легче, а ребенку, как следствие, только лучше. И за это следующее жирнющее спасибо. Сами бы мы вряд ли… Сами бы мы очень многое вряд ли. Поэтому — спасибо нашим любимым папам.

Наши папы незаметно делают для нас очень много. Все помнят период послеродовой депрессии? Я напомню. Это когда гормональный фон скачет, сил нет ни на что, в зеркале ты себе катастрофически не нравишься, что делать с ребенком не знаешь, но точно уверена, что делаешь все не так, а как делать правильно, ни тебе, ни мужу пока что знать неоткуда, причем все вышеуказанное одновременно и наплывами. Тут самой с собой находиться невозможно, что уж говорить о мужчине рядом! Но мой муж переносил все героически и поддержку его переоценить невозможно.

Он пережил кризис и крах моих отношений с родственниками. Он незаметно поддерживал меня в каждую минуту материнства. Мотивировал, заставлял, пинал, уговаривал — но делал. Иногда казалось, что это гиперопека; иногда охватывала злость за тотальный контроль — но в конечном счете, если не врать самой себе, все это было непрерывной заботой. Обо мне и нашей дочери.

Наши мужья, папы — делают колоссально много. Все время кажется, что мне тяжелее, что я какие-то рутинные действия совершаю беспрерывно, а он нет; и вообще, почему подгузники с какашками только на мне, да и я это все каждый день по кругу прохожу… И не замечаю, как в очередную кормежку малышки, активно изучающей новые способы и направления выплевывания еды, снова зову папу — спеть ей песенку или посмешить, пока я ее кормлю; как он заботливо забирает ее, чтобы я могла я открыть учебник, купает или приносит ночью. А ведь мужчина в значительной степени находится вне семьи — никто не отменял работу, внешние достижения, новые проекты и миллион дел, связанных с нашим бытом, о которых мы даже и не задумываемся. Они как будто делаются сами. Но это не так: в голове наших пап миллион мыслей и планов, но не по-женски расплывчатых, а конкретизированных и требующих немедленной реализации. И все это — в первую очередь, чтобы нам было хорошо. При этом они умудряются находить силы, чтобы выслушать нас, не забыть про конкретную марку детского творожка определенной жирности в супермаркете и купить нужный нам порошок вот такого объема для цветного белья и автоматической стирки.

Я часто слышу от мужа слова «для меня семья на первом месте», «вы самое главное, что у меня есть». И я невероятно благодарна ему за это. Наши папы работают сутками, чтобы у их семей было все необходимое. Стараются при этом находить как можно больше времени, чтобы провести его с нами. Стремятся идти вперед и делать нас счастливыми — хоть иногда мы этого и не замечаем.

Я знаю, что далеко не у всех рядом есть папа. Я сама до достижения вполне разумного возраста — аж в 20 лет — росла без отца. Хотя нисколько его в этом не виню, с’est la vie, как говорится — слава Богу, что он до сих пор жив, и сейчас я могу просто набрать его номер и спросить, как у него дела. У кого-то рядом находятся родители, у кого-то братья или сестры, у кого-то близкие, у кого-то мужья и папы. Но все они делают колоссальную работу и оказывают неоценимую поддержку. Давайте не будем забывать об этом! Без них нам было бы намного тяжелее!

Будут еще сложные периоды, у нас много всего впереди, но теперь я определенно знаю одно: мы точно справимся. Спасибо моему мужу и папе. И да, пожалуй, я все же уверена, что смогу защитить свою диссертацию, даже если придется взять на защиту нашу маленькую дочку.