9 февраля 2017

Василий Уткин. Правда и я
Василий Уткин. Правда и я
фото

Фотография Josefina Morando

 

Я не увлекаюсь футболом. И мало во всём этом разбираюсь. И всё-таки однажды познакомилась с Василием Уткиным.

Я тогда преподавала в Детской Академии телевидения и сопровождала своих юных студентов — детей, которые хотят, «чтоб меня по телеку показывали», или их родители хотели/хотят реализовать свои несбывшиеся мечты.

Сопровождала на экскурсию, на самый что ни на есть Первый канал. Я показывала им, где и как пишутся новости, студии, гримерные.

О, знаете сколько восторга.

— Вот-вот, она самая, как же её зовут?
—  Екатерина Андреева.
— А  это у неё денег на прическу не хватает? Так моя бабушка говорит.
— А вот он, он про погоду рассказывает. Ух ты, ботаник,  живой!
— Ой, не могу, Малахов! Смотри-смотри, вот он выскочил из студии, ой, маленький, оказывается, такой, щупленький. Я-то думал, он — великан!
— Вот идёт великан.  Великан так великан!

— Это ж сам Василий Уткин! Смотрите-смотрите, ой, он с нами в лифт, ух ты, точно будет перевес,  а мы не застрянем?

Обожаю детей, они скажут так скажут.

Они же не раздумывают, как мы с вами, что можно, а что нельзя.

И вот мы едем в лифте, Василий Уткин смотрит на всю эту ораву, на меня недоуменным взглядом. Малышня стоит, затаив дыхание, а мне, боже, так стыдно признаться, что я его и не знаю, ни разу не видела даже до этого, и в общем-то весь их восторг мне не понятен.

И тут Уткин этот  спрашивает меня:

— А они, что?! Все ваши?

Наверно, он так пошутил, не понял, что это за 12 чертят прижались все к какой-то новоявленной Мэрри Поппинс, обхватили её от испуга, уставились на него своими яркими глазёнками.

— Да, все мои, — с гордостью ответила я. Надо же было что-то сказать…

А вечером, после занятий,  ко мне подошел мальчик. Оказалось, что у него нет мамы, она умерла, и он живёт с папой и бабушкой, и тихонечко так спросил меня: «А я правда тоже ваш?»

Не знаю почему именно сегодня я вспомнила эту историю, этого мальчика, которому я от растерянности так ничего и не успела ответить — громогласная бабушка как-то быстро его увела, Уткина этого вспомнила зачем-то, которого я тоже больше так и не видела никогда.

И слышу голос этот  тихий, такой невероятно серьезный, и вопрос этот, такой искренний, такой честный:

— А я правда тоже ваш?

 

И плакать почему-то хочется.

Уткнуться в подушку и плакать.

И усыновить, удочерить разных мальчиков и девочек, собрать их всех и сказать: «Да, вы все мои! Мои!»

И новости не смотреть никогда.

Потому что неправда всё это, новости эти, звёзды улыбающиеся, улыбающиеся даже тогда, когда грустно и плакать хочется.

А правда — это, если бы я решилась так сделать. Если бы я решилась ответить на такой вопрос, хотя бы одному человечку  в жизни, человечку, который без мамы, или совсем без родителей. Помните, у Шолохова: «А зачем я тебе?! — А на всю жизнь!»

А еще правда, что я не увлекаюсь футболом и мало во всём этом разбираюсь. Мне, вообще, иногда кажется, что я в этой жизни мало разбираюсь…

Отрывок из книги Ольги Плисецкой «Я есть» (книга на OZON, Литмир, Литрес, Амазон)

Фотография Josefina Morando