Папа может
Когда нам достается ребёнок, что мама, что папа знают о нем ноль...
фото
Alicja Brodowicz
Alicja Brodowicz

Легли мы тут с Аминкой на плановую операцию. На паховую грыжу. Страшно, сил нет. Как она справится с наркозом? Аллергик, с ЭКГ не все замечательно. Но делать надо. Легли. Сделали. Как там без меня будут мои домашние, меня мало волновало. Ну чего там может такого произойти. Тяжеловато, конечно, придется, но справятся.

Созванивались с Пашкой, но мало. Он занят, я тоже. Разговаривали резво и по делу.

В садике сказали, что Тимурка грустный. Пашка сказал, что совсем не танцует. Соскучился мой малыш. Аминка с Дианкой по телефону разговаривали, тоже скучают. Но все держатся.

Выписали нас, приехали домой. Я сразу рванула на кухню, потом в душ. С едой и мытьем в больнице было печально. Потом начала приглядываться.

Смотрю, всё идет своим чередом. Пашка спокойный, детки в порядке. Ну, скучали, куда ж без этого. Я даже немного приревновала, что без меня все так спокойно и ладно прошло. Потом внутренним усилием заставила себе сказать: ну, это ж круто. Растила вот самостоятельными, вот и справляются сами. А Пашка как был супер-папой, так им и остался. Может, мне нужно выключить внутреннего контрол-фрика? Уже давно пора.

Когда нам достается ребёнок, что мама, что папа знают о нем ноль. Нефигулечки. Всё достигается ребёнко-часами.

Если папу этих часов лишать, жалеть его и оберегать непонятно от чего, то и не будет папа ничего уметь. И да, у папы есть право на ошибки (как и у мамы, кстати). Серьезно не надо ошибаться, а мелочи лучше не замечать.

А Тимурка, когда я его целую, отпихивает. Обиделся. Но начал танцевать и хорошо кушать.