18 августа 2016

ГАДжет в жизни мамы
ГАДжет в жизни мамы
152
текст

Фотография Alicja Brodowicz

Больше всего на свете моя мама ненавидит Стива Джобса. Отец, который бросил ее после 25 лет совместной жизни, идет вторым приоритетом. За это она плюнула ему в туфли.

Страшно подумать, какая месть ждала бы Джобса, если бы моя мама встретила его случайно, будь он в полном здравии. Её энергия и так расходуется впустую, а батарея не перезаряжается. В то время как Стив жив, жил и будет жить.

Понимаете, все дело в волшебных айфонах, айпэдах и прочих «ай».  Тыкание в телефоне вызывает у моей мамы систолические колебания, приступы булимии и формирует устойчивые позывы к преступлению без наказания.  А именно – тайному погребению планшетов под покровом ночи. «Без определенного места  жительства», –  ответит моя мама, бабушка пяти внуков в зале суда. И будет приговорена всеми детьми к пожизненному заключению в колонии стрОГОГО режима. Ее покажут по всем телеканалам. Видео выложат в Youtube и расшерят в соцсетях.

И моё утро обычно начинается с вопроса:

— Мам, можно тридцать минут?

Для этого мероприятия муж даже нашел свой старый секундомер, дарующий детям драгоценное времяпровождение в мире червячков, покемонов и монстров. Знал бы престарелый тренер по плаванию, для чего теперь используется великий прибор.

— Вот разберешь свои вещи на стуле, сходишь в магазин, тогда можно.

— Ну, ма-аам!

— Всем пока! – кричит муж, уходя на работу. И оставляет меня в мире гаджетов.

Полчаса обычно пролетают как жизнь – раз и тебе тридцать пять. Всегда хочется повторить.  Отдавать планшет и возвращаться в мир уборки трудно. Первые пять минут зовешь добром и теплом, вторые — кнутом. Пряники закончились еще неделю назад. 

Во время каникул муж разрешает детям смотреть гаджет два часа в день! И моя жизнь делится на эти бесконечные восемь раз по полчаса. Не думайте, что у меня плохо с элементарной арифметикой. Просто детей трое. А гаджетоманов  — двое. Маленькому только год. Но он уже с удовольствием поглядывает на железные яблоки и предвкушает, как Дед Мороз положит ему под ёлку запретный плод.  Даже если он будет хотеть радиоуправляемую машинку, хитроумные сестры подскажут, что нужно для счастья. Иногда кажется, мои дети самые зависимые в мире. Это не так, но совсем не успокаивает. Заводит. Ведь психологи, коучи и прочие душекопатели заявляют, родитель – главный пример для ребенка.  Поэтому

Начните  с себя

Сижу в Фейсбуке, торчу в Вайбере и Мессенджере. Фоткаюсь  в дурацких позах, научилась делать селфи. За рулем смотрю в ленту, стоя на красном. Книги! Даже любимые книги иногда читаю в электронном формате! Мания. Зависимость. Наркотик. Идем дальше. Что со мной не так? Гадость внутри меня или я внутри гадости?

Просто мир живет наоборот. Тараканы размножаются в двух местах: в голове плодятся, в гаджет перебираются. Такой круговорот.  Приезжая в отель, я интересуюсь паролем от Wi-fi вместо дороги на пляж. Раньше ум показывали по первому,  тело на пляже, а душу обнажали в письмах. Предложения писали в тетради, галочки ставили в блокноте. Теперь все несем в айфон. Какой полезный веганский завтрак приготовила Маша Простоквашина, а на Мальдивах не идут дожди пишет Кира Солнечная. Собираюсь на мастер-класс по раскрытию сексуального потенциала уговаривает себя Роман Крошечный. И ты становишься заложником жизни напоказ. Любви на ночь. Друзей на день. Мчишься куда-то и живешь в мире потреблятства. Только смелые сегодня не имеют аккаунта в соцсетях, не лайкают, не постят, не комментят. Что ж, значит надо рисовать стоп линии и разводить провода руками.

Универсального лекарства для лечения гаджетозависимости нет. Потому что мы живем в век скоростного развития  технологий. Электронный формат заткнул всех за ноутбуки. Посадил на удаленный доступ. Даже сексом можно заниматься по Скайпу, но я об этом детям не говорю.  Мы с ними просто решили жить интересно на каникулах. Не виртуально. Разработали свои правила.

Они не смотрят в планшет, я не смотрю в смартфон. По-честному, без обмана. Полчаса равно полчаса. Мы не берем гаджеты в гости и на вылазки. Оставляем их на специальной полке и общаемся. Мы делаем это осознанно.  Снова читаем журнал «Непоседа» и пишем друг другу записки. Едим мороженое, смеемся, ругаемся. И ужинаем с папой, а не с телефоном.

Иногда я все-таки думаю о Стиве. Когда глаза загораются адским огнем, руки тянутся к гаджету, а губы шепчут: «Моя прелесть». Моя мама права.  Нам всем скоро конец, переходящий в крепкое русское слово.

Автор: Инна Ким/Фотография Alicja Brodowicz