Счастливое родительство
фото
Lena Kaplevska

.Фотография Alain Laboile

Розовощекие улыбающиеся детки. Маленькие принцессы в стильных платьях и новорожденные в смешных комбинезонах с ушками. Кудрявые нарядные девочки, аккуратно завтракающие из таких же нарядных фаянсовых столовых приборов. Озорные мальчики, бегающие по пляжу за чайками и катающиеся на самокатах. Радостно плескающиеся дети в бассейне и глазастые малыши в ярко-малиновых брендовых калошах, топающие по лужам. Картонные короны в блестках, гиганские воздушные шары и конфетти. Сверкающие мыльные пузыри, облака из муки и пузатый колпак на детской макушке. Зоопарки, дни рождения, походы. Кексы со свечами, сложносочиненные торты и пончики в цветной глазури, с которыми терпеливо позируют детки. Совместная йога с малышом, совместные походы в ресторан с малышом, совместные бизнес-ланчи с малышом. Милан с малышом, Нью-Йорк с малышом и Куба с малышом. Сладко спящие, заливисто смеющиеся, нежно обнимающие своих родителей дочки и сыночки. Спокойные, воспитанные, милые, искренне любящие позировать и делать с мамами креативные селфи дети. Ухоженная, подтянутая, всеуспевающая мама. Заботливый, добрый, весёлый, всегда готовый покатать на спине, почаевничать в детской и позволяющий красить ногти папа.

Счастливое, красивое и прилизанное родительство — только таким мы можем увидеть его и только таким пытаются показать нам его все наши родственники, знакомые, коллеги, блогеры и даже мы сами в своих сетях и инстаграммах. И пытаемся верить в это.

Но когда рассматриваешь уже сотую фотографию очередного счастливого семейства из очередных парижей, то начинаешь догадываться, что что-то здесь не так. Ведь так не бывает… Или все-таки это и есть вся жизнь успешных и позитивных? Без истерик за кадром, боли в спине, плохого настроения, ссор, грязной посуды, сомнений в себе и ободранного маникюра? Мне это кажется маловероятным.

Фотография Alain Laboile
Фотография Alain Laboile

Потому что это адски изматывающий образ жизни. Потому что я знаю, что такое дети. Потому что после этой пятиминутки красоты, благодати и альпийской свежести я иду собирать разбросанные по полу макароны с овощами, которые ребенок должен был съесть на завтрак, а потом спешу искупать своего крошку и так после каждого приема пищи. Потому что нахожу эти проклятые макароны у крошки за ухом и в штанах. Но уже своих. А вместо искристого шампанского на солнечной веранде пью остывший кофе на бегу. Чаще всего вчерашний. И после первого глотка уже лечу спасать то ребёнка от нападений стульев и швабр, то косметику и посуду от нападения ига малышового. Потому что заливисто смеётся, сидит на красивом фоне и сладко дремлет мой ребёнок почему-то куда реже, чем на моих же зафильтрованных снимках. И совсем не так аккуратно, прилежно и спокойно он ест и играет, как его ровесники. И даже вилку держать не умеет. А тычет ею с диким визгом в мамин глаз. И предпочитает лизать мыло, а не намыливаться им. И совсем не обнимает и не целует меня. А задорно таскает за волосы и прыгает на моем лице. И убегает в закат как только навожу на него камеру. И так далее до бесконечности.

А красивые улыбающиеся люди с экранов телефонов пытаются доказать мне своими красивыми улыбающимися портретами, что это ненормально. И я им почему-то начинаю верить, хотя всячески этому сопротивляюсь.

А мне, наоборот, хочется верить, что каши, размазанные по всему телу, утренние пробуждения от шлепков по голове, вечный бардак и песок с недоеденным бананом почему-то именно в моей сумке и есть для меня самое настоящее счастье. Да, вот такое странное, непрезентабельное счастье Глаши Бытовухиной. Но настоящее. Каждодневное. Ежечасное. Прожитое среди гор игрушек и разбросанных лего, остывших и совсем нефотогеничных обедов, с пустым холодильником и жирненькими боками. Счастье с моим любимым хронически уставшим мужем и крикливым, вечно что-то ломающим и обо что-то ударяющимся сыном. Хочется верить, что счастье совсем не в зоопарках, удачных фотографиях и весёлых праздниках. А в «серых» буднях, пусть сложных и суетливых, но прожитых рядом с близкими. И сейчас думается, что красивые прилизанные люди в инстаграммах могут быть не счастливее тебя и может даже окажутся далеко не счастливыми, а просто красивыми и прилизанными.

Фотография Alain Laboile
Фотография Alain Laboile

Мне хочется верить, что вот это мое шумное, утомительное, чумазое родительство на самом деле и есть самое счастливое. И очень хочется перестать смотреть на счастье других, отворачиваясь от своего. Ведь, как там кто-то сказал, сравнение — мать насилия. Или сестра. Или племянница. Не помню точно, но родственные узы там точно присутствовали. А насилие — это плохо. Так что верить я начинаю только себе.

Автор: Ирина Шкуропий

Фотографии Алена Лебуаль (Alain Laboile), одного из самых известных и популярных современных детских фотографов и отца шести детей, который документирует жизнь своей семьи (главным образом, младших ее членов), создавая удивительную по красоте хронику страны детства,  всегда простую и невероятно правдивую.