Василий Алибабаевич – великий умножитель

Запись в дневнике семилетнего мальчика. "Вчера разговаривал с отцом о сексе. Дуб дубом"

Фотография Leah Zawadzki

Сексуальное откровение нагрянуло к Василю Алибабаевичу в неполные восемь лет. В этом возрасте он был чист и неискушён, представительницам прекрасного пола предпочитал биониклы и прочие лего. Иногда, томимый внезапно нахлынувшими внутренними противоречиями, глумился над соседским котом Тортильей – страстно дёргал за усы. Был неоднократно мстительно поцарапан, вдоль и поперёк. Придумывал царапинам разные неуклюжие алиби.

Косорукая мать Василия Алибабаевича на объяснения сына не покупалась. При всей своей неадекватности косорукая мать обладала удивительным качеством видеть сквозь стены. Ты ещё в шторы не успел высморкаться, а она тут как тут, орёт и ногами топает. Не мать, а инфракрасное излучение – неминуемое и необратимое. Ты ей честно рассказываешь, что по балконным перилам буквально только что пришёл Тортилья и давай сморкаться в шторы. На попытки вежливо объяснить, что такое поведение чистой воды моветон, исцарапал руки и был таков. Но косорукую мать хрен проведёшь. Она сразу постановляет, что всё было совсем по-другому. Что Василий Алибабаевич сначала имел наглость выдрать коту усы, за что был вполне правомерно исцарапан. А так как у него моментальная аллергия на всякую волосатую живность, то следы преступления, то бишь обильные сопли на шторах – дело рук Василия Алибабаевича, а вовсе не кота!
Василий Алибабаевич выразительно сопел в ответ. С женщинами он предпочитал не спорить. Ни покоя от них, ни воли, один диктат и прочие ментальные надругательства!

Когда Василию Алибабаевичу было пять, у него случилась большая любовь, коварная блондинка Диана. Она держала под каблуком весь мужской состав детсадовской группы и вела себя, как настоящий восточный падишах – каждый день назначала в любимые нового мальчика. Лишь однажды Диана изменила своим правилам и три дня подряд любила мальчика Серёжу. Заслужил он такую благосклонность рачительным отношением к продуктам. Например, банан ел в три приёма – сначала мякоть, потом кожуру, а на десерт – хвостик. Хвостик полагалось запивать большим стаканом воды, потому что всухомятку не очень и проглотишь, даже если хорошо разжуёшь.

Василий Алибабаевич, движимый ревностью, попытался повторить подвиг Серёжи. Метил во вторые любимые мужья. Потерпел сокрушительное поражение, подавившись кожурой, был крепко осмеян Дианой.

Сдаваться Василий Алибабаевич не собирался, поэтому продолжил эксперименты дома. Но криворукая мать, черствое и бездушное создание, старания сына не оценила, отобрала кожуру и пригрозила дать по жопам. Чем окончательно расстроила планы сына по завоёвыванию сердца коварной Дианы.

— Да тьфу на вас, — возмутился Василий Алибабаевич и ушёл в аскезу.

Собирал биониклы, договаривался с либидо, как умел. Периодически, когда становилось совсем невмоготу, выдирал Тортилье усы и прочие причиндалы.

Однажды отцу Василия Алибабаевича партнёры по бизнесу преподнесли удивительный подарок – статуэтку совокупляющейся индуистской божественной четы. Отец Василия Алибабаевича, несмотря на свой грозоточивый экстерьер, на удвиление щепетильный человек. Поэтому подарком был сильно заинтригован, но виду не подал. Когда тебе дарят двусмысленное крепкие иностранные мужики, нужно уметь не дрогнуть лицом. Иначе не так поймут.

— Как называется эта поза?- напустив на себя светский вид, полюбопытствовал он.

— Наштарабарамашкарвараяма! — последовал незамедлительный ответ.

— Оооо, — затрепетал отец Василия Алибабаевича. Повторять благоразумно не стал во избежание недоразумений. Повёз трофей домой.

Мать Василия Алибабаевича повела себя, как гендерная шовинистка. Сначала вдоволь поизмывалась над растерянным мужем, потом – над сомнительным мужским достоинством божества.

— Мам, а чего это ты так громко смеёшься? — засварливился уложенный спать Василий Алибабаевич.

— Где прятать будем? — мигом очнулась мать.

— Сейчас придумаем, — успокоил её муж.

Какое-то время они рыскали по квартире в поисках укромного уголка, куда можно спрятать непотребство. Остановили свой выбор на самой верхней книжной полке. Задвинули статуэтку за шеститомник Бунина и легли спать.

— А чего это они делают?- ворвался на следующее утро в спальню Василий Алибабаевич, потрясая разобранной статуэткой индуистской божественной четы. В левой руке красовалась сидящая нараспашку богиня, в правой руке, соответственно, бог с восставшим, хм, естеством.

— Где ты это нашёл?- встрепенулись родители.

— За книгами. Так чего это они делают?

— Обнимаются,- пискнула мать и попыталась отобрать у сына статуэтку.

— А чего у него писюн такой? — не дрогнул Василий Алибабаевич.

— Пописать забыл,- крякнул отец.

— Вот если бы вы смотрели Нейшенл Джеографик, то знали бы, что они делают. Я, например, сразу догадался. Хотите вам скажу?

— Нуууу…

— Умножаются они, понятно? Спариваются. Скоро детки пойдут. Взрослые люди, а таких простых вещей не знаете! И, хлопнув дверью, Василий Алибабаевич гордо удалился в свои апартаменты – ожидать божественного прибавления.

— Хочешь анекдот в тему? — вздохнул отец Василия Алибабаевича.

— Давай.

— Запись в дневнике семилетнего мальчика. «Вчера разговаривал с отцом о сексе. Дуб дубом».

Вот так Василий Алибабаевич избавил своих родителей от необходимости объяснять ему, каким образом получаются детки.

Каким-каким! Умножением!

Автор: Наринэ Абгарян, писательница/Фотография Leah Zawadzki

Источник

Вам нравятся наши статьи? Нажмите "Нравится", поддержите нас!


0 Комментариев

Cancel