Страх и ненависть в "Мясном дворике"
Все это время я слышала обсуждения меня, моего ребенка...
фото
Alicja Brodowicz
Alicja Brodowicz

21 марта - Международный день человека с синдромом Дауна. И хотя в мире сейчас много проблем, особенные люди, особенные дети - по-прежнему находятся вокруг нас. И в это непростое время им приходится трудно. Им и их родителям требуется чуть больше поддержки, тепла и понимания. Мы повторяем текст Светланы Нагаевой, мамы ребенка с синдромом Дауна, автора замечательной книги "Хромосоня". И желаем все родителям особенных детей сил, терпения и помощи от окружающих.


Сегодня после занятий зашли с Тимуркой в магазин «Мясной дворик». Зашли за мандаринами, очень уж они там ничего так.

После того, как расплатились на кассе, Тимур начал «выскальзывать» из коляски. Делает он это мастерски, и это значит, что у него плохое настроение, что он голодный, и вообще Вселенная сегодня повернулась к Вам не тем местом. Ну, выскользнул, сидит на полу. Я говорю: «Идем, друг, уже домой, дома еда и тепло, а тут не та обстановка». Но он-то видит, что очень даже та. Вокруг люди, все такие неравнодушные и сердобольные.

Сидит. Я стою рядом, жду. Попыталась посадить — выскальзывает аки змей водный. Ну, ладно. Я не тороплюсь пока что. Стою. Тимур сидит, глазами хлопает.

Я ему киваю головой на коляску: «Летим туда, там много вкусного». Он отвернулся и лег звездой.

Ну, думаю, приплыли. Последний раз такую звезду я лицезрела в «АТАКе». Это была Амина (как раз в Тимуркином теперешнем возрасте), тогда вокруг нее человек 6 в возрасте за 60 собралось.

Но что поделаешь… Кризис, … один раз уступишь — потом будет два часа лежать вместо одного.

Сидим, я уже ознакомилась с ассортиментом «Избенки» и какой-то медовой лавки. Оказывается, есть мед, который от нервов помогает. Вот, думаю, молодцы хозяева магазина. Такой крутой маркетинговый ход.

Как-то за этот час переместились ближе к выходу — чтобы никому не мешать. Все проходят, говорят, чтобы я взяла ребенка на руки. Говорят, что «его заберут с собой от мамы». А еще одна сотрудница дала ему шоколадку. Тимур сначала обрадовался, но потом быстро расстроился, так как шоколадку я, естественно, вернула.))

Надо честно отметить, что была одна мама, которая остановилась поддержать меня в борьбе с кризисом, рассказала, как ее дочь валялась. Сказала, что это не заканчивается. Говорю: «заканчивается». «А у вас есть старшие?». «Полно!». «А у нас вот так и не закончилось…»

Все это время я слышала обсуждения меня, моего ребенка и т.п. Очень приятно, надо сказать…

Ну, под конец часа Тимур начал капризничать, делать лицо «я самый несчастный мальчик в мире», тут поток разгневанных рожавших женщин и бабушек увеличился. Было даже два сопереживающих дедушки, они-то мне и сказали, что я плохая мать, и ребенка моего надо отнять. У них вот куча внуков и никто не плачет.

А я умею делать каменное лицо и выгибать левую бровь. Но тут бровь что-то не поддавалась. Устала, видимо.

Одна женщина кинулась со словами: «Вы его мама, или просто мимо проходили». В шубе женщина, молодая такая, симпатичная. Надо сказать, женщины в шубах меня всегда недолюбливали. Я ей предложила проходить мимо, она предложила охране вызвать милицию.

Думаю, фигасе. А вот реально если позвонят в милицию, то что скажут? Тут ребенок плачет, а мама рядом НИЧЕГО не делает. Давайте лишим ее родительских прав. Кстати, в органах опеки мне рассказывали, что часто бывают вызовы типа «там у соседей ребенок родился и очень часто плачет».

Мда… Ну, дальше веселее. Подошла сотрудница, сказала, что я им мешаю работать. Видимо, сердце любой рожавшей женщины сжимается, и деньги считать она не может, когда рядом плачет ребенок. Ну, говорю, сочувствую, но я же не с улицы с хныкающим ребенком пришла. Я ваш клиент, вот мандаринки купила. Потерпите, все скоро закончится.

Но тетечки на кассах начали подогревать ситуацию, обсуждая с каждой бабушкой, что это длится уже час, и что мать ужасная просто и т.д. и т.п.

Мимо проходило пару знакомых, они только спросили: «Что, Тимурка сегодня капризничает? Помощь нужна?» и проходили дальше.

Подошла администратор, сказала, что вызовет милицию и «пусть она все запишет». Я попросила Жалобную книгу и сказала, что сама туда все запишу, так как не совсем понимаю, зачем эскалировать напряженную обстановку. Да, я так и записала в книге Жалоб «эскалировать»))))))

Тимур, кстати, сел в коляску и уснул. Я уже с ним спящим сделала запись, до которой, наверное, никому не будет дела, и пошла домой. Обидно, конечно, до зеленых соплей.

Итого: около 20 человек сказало, что я плохая мать.

4-5 человек предложили вызвать милицию.

1 бабушка назвала меня сволочью и «одни пытаются и никак родить не могут, а другие нарожают и потом за ними не следят».

И т.п.

Но знаете что? Я весь этот час стояла и внутренне улыбалась. Потому что мой особенный ребеночек растет. Потому что он начал упрямиться, а это значит, что он пытается отделиться от меня. Мой малыш, который еще нормально не говорит «мама», уже вырос настолько, чтобы этой маме перечить. И, значит, он развивается так, как обычные дети в этом возрасте, просто он чего-то еще не научился делать физически, но ведь это дело техники, я его научу. А вот почувствовать свое «Я» может только он сам. И какой же у него характер!

Автор: Светлана Нагаева, мама солнышка, двух кудряшек и серьезного мальчишки/Фотография Alicja Brodowicz