4 марта 2016

Время летит

Время летит
242
текст
фото
Фотография Alain Laboile
Фотография Alain Laboile

.

Удивительно интересно наблюдать, как ребенок интегрируется в наш многогранный взрослый мир. И происходит это невероятно быстро.

Вот он был частью меня, и никто не проявлял особого интереса к его чувствам и желаниям, поведению и режиму дня. В этот период в центре внимания мама с ее токсикозами, гормонами, эмоциональным и физическим самочувствием, ну и «миленьким животиком».

Хотя однажды нас с животиком даже чуть не усыновили. Я ехала в метро с внушительным подтверждением своего интересного положения, и со мной заговорил мужчина. Хорошо одетый с хорошим парфюмом и приятной улыбкой, лет на пятнадцать старше:

— Девушка, а давайте вместе встречать новый год?

— ….. Чтооо? (подумала, что в шуме транспорта и толпы явно услышала не то)

— Ну, новый год — замечательный праздник, самый семейный! Отпразднуем вместе! Ведь как встретишь, так и проведешь… И, Вы знаете, я очень люблю детей!

— Извините, мне пора. (выскочила на следующей же станции)

Потом малыш появился на свет. И сразу стал заметной частью общества. «Тише, ляля спит», — говорили мамы своим громогласным детям при виде нас с коляской. «Какой чудесный ангелок!», — говорили бабушки-соседки. «Носик папин, глазки мамины (и далее по списку, с вариациями на тему)», — говорили родные и друзья.

А теперь он уже не ляля и не ангелок, а озорник и затейник. Те же бабушки-соседки спрашивают: «Кто это мне вчера по голове скакал?», и уже я при виде мам с колясками говорю ему: «Тише, ляля спит».

Раньше он лежал в своей колыбельке, такой беззащитный и ароматный, и я целовала его нежнейшие ладошки и пяточки. А теперь он бежит этими самыми пяточками по головокружительной солнечной весне, и хохочет, и падает на эти самые ладошки.

Раньше он улыбался только мне, папе, ну, и некоторым приближенным особам, а теперь сам, без моего участия, заводит знакомства со всеми подряд. В возрасте 1,2 на пляже в Ницце к нему подсел четырехлетний итальянский мальчик. Они говорили друг с другом каждый на своем языке, но тем не менее умудрились построить вполне себе мощную крепость. И верь потом легенде о Вавилонской башне.

Раньше друзья приходили ко мне (ну, и поумиляться маленькому человечку), теперь 90% времени они играют с ним, а я только подаю чай. Потом он сидит над ящиком с игрушками и 15 минут перечисляет: «Надя подарила машину, Леша — паровоз, Ариша — кису, Аня — овечку, Паша — конструктор…»

Раньше мы покупали ему одежду в отделе «новорожденные» или хотя бы «малыши», а теперь уверенно перешли в категорию «мальчики». Весь гардероб, который остался от «тех времен», налезет разве что на его плюшевых мишек.

Мы встретили на улице мою первую учительницу, и от хорошего настроения он рассказал ей стихи, а она спросила: «Ого, я смотрю, вы уже в школу собираетесь?» «Как в школу? Он ведь только что родился!», — восклицаю я в ответ.

И ведь не прошло еще даже двух лет, а это «тогда» и «теперь» уже так ощутимо. И так быстро летит это волшебное неповторимое время. И так часто хочется сказать: «Остановись, мгновенье, ты прекрасно!»

Ксения Веслинская

Фотография Alain Laboile