Переливание любви

Возрастной кризис сына случился внезапно. Это было неожиданностью потому, что время всех ожидаемых подростковых кризисов давно миновало, и можно было вовсю наслаждаться безоблачностью наших отношений

Фотография Татьяна Кирюшкина

 

Иногда мне кажется,что можно было бы и не писать о этом. Ведь то стихийное бедствие давно миновало, семейный покой восстановлен, и можно жить спокойно. Но если я ничего не расскажу об этом, значит, шторм ничему меня не научил и совершенно не прибавил родительского опыта. И это будет неправдой, ведь именно этот природный катаклизм очень пополнил багаж моего родительского опыта,окончательно сломав некоторые мои убеждения.

Возрастной кризис сына случился внезапно. Это было неожиданностью потому, что время всех ожидаемых подростковых кризисов давно миновало, и можно было вовсю наслаждаться безоблачностью наших отношений. Я чувствовала себя опытным капитаном, который ведет корабль опытной рукой и уже видит на горизонте желанные пальмы, мечтая о заслуженном отдыхе. Теперь я понимаю, что была избалована длительной хорошей учебой сына и отсутствием видимых проблем.

Так бывает, когда ты, убаюканная хорошей погодой, выходишь на улицу, не зная прогноза и одевшись в легкие летние одежды. И тут начинается ураган, ливень, шторм, торнадо, и ты, совершенно беззащитная в своих бесполезных нарядах, стоишь одна посреди огромного города.

Да, муж был где-то рядом, но в эти моменты я ощущала поведение сына как бунт именно против моих материнских принципов.

У меня было много времени подумать, что я сделала не так, не додала, вовремя не обратила внимания на тревожные сигналы. Ведь знаю, что он ревновал меня к своему младшему брату. Неявно, не на публику, но чего стоила одна фраза, сказанная перед рождением нашего второго сына:

 

«А зачем я им нужен? У них теперь будет другой ребенок»

 

 

И в эти минуты мне хотелось свою любовь к сыновьям поднять над головой, как белый флаг, а потом разделить ее на две части, чтобы он увидел, что части равные. Или пусть бы даже старшему досталось больше, ведь его брата не мучили скрытые муки ревности. Если бы они и были, младший не смог бы долго это терпеть, вся ревность быстро вышла бы наружу слезами и выступлениями.

А теперь они выросли, младший сын учится в другом городе. Я возвращаюсь домой и вспоминаю топот их ног, драки в прихожей за право обнять меня первым. Победитель добегал и утыкался в меня головой, а следом бежал второй и устраивался рядом. И на короткое мгновение в доме затихали войны, как во время Олимпийских игр. Хотя иногда мне казалось, что драться мои сыновья будут всегда.

Я возвращаюсь домой, а навстречу степенно и неторопливо выходит сын. Я утыкаюсь в него головой где-то в районе плеча, выше без лестницы не достать. И мы стоим молча, и в эти минуты я стараюсь додать все, что не успела за время нашего знакомства. Короткие мгновения я — донор любви.

А если когда-нибудь мои усилия он сочтет заслуживающими даров, то я очень хочу, чтобы он отблагодарил меня внуками. Чтобы к входной двери бежали его дети, отвоевывая право объятий у детей его брата.

Автор: Галина Попырина

Фотография Татьяна Кирюшкина

0 Комментариев

Cancel