Ваш маленький слушатель может стать хорошим собеседником

И тут мне строгим голосом учительницы русского языка и литературы хочется спросить, что они собираются читать ему и себе в первый год жизни, есть ли какая-то схема чтения на последующие периоды

Фотография Lena Kap

Сын снова назначил мне встречу в книжном магазине. И я бегу на это свидание, мечтая, как мы будем замирать каждый у своей полки, как очень убедительно он объяснит, почему нужно купить эту книгу сейчас и нельзя медлить. И я сдамся, потому что в нашей семье вырос еще один читатель. Выращен, как и его брат, на лучших томах семейной библиотеки.

Я часто вижу, как будущие родители трепетно и вдумчиво обставляют детскую комнату, покупают первые крошечные вещички и игрушки. И тут мне строгим голосом учительницы русского языка и литературы хочется спросить, что они собираются читать ему и себе в первый год жизни, есть ли какая-то схема чтения на последующие периоды. Может быть, они пойдут проторенным путем своего детства- Барто-Чуковский- Маршак и далее, постепенно увеличивая количество авторов и усложняя содержание? А может быть, проложат свой путь в мире чтения, пользуясь именами новых авторов?

Я всегда хотела, чтобы мои дети были читающими. Для этого задолго до их рождения я привезла свои детские книги, когда-то помогавшие родителям вырастить меня и сестру с братом. Моих сыновей ждали не только мы с мужем, но и мои любимые авторы детских книг. Ждали, чтобы приступить к работе.

Книги помогали мне успокаивать детей и укладывать спать, они участвовали в наших играх, иногда озвучивая диалоги героев. Мы начинали с Барто и Чуковского, но я всегда старалась расширить список авторов, открывая новые имена вместе с детьми. Возможно, некоторые имена были новыми для меня просто потому, что их не было в родительской библиотеке. Например, именно с рождением детей я узнала Андрея Усачева, Виктора Лунина, Эмму Мошковскую и Юнну Мориц.

Для меня было важным следить, чтобы книги соответствовали возрасту и пониманию детей, не перегружали их. Я не ставила перед собой цели прочесть им в год квантовую механику, чтобы потом гордо об этом говорить. Это было время обучения речи и выстраивания диалога. Удивительная привычка старшего говорить первый или последний слог каждого слова позволяла ему легко переводить услышанное во время чтения на иностранный язык. Но бесконечно любящий его переводчик вел с ним длинные, содержательные беседы по теме прочитанного, терпеливо ожидая, когда он научится хорошо говорить. 

У меня есть блокноты, посвященные первым попыткам словотворчества сыновей. Что-то забывается, но я в любой момент могу вернуться в детство моих детей и взять с собой всех желающих. Я пишу это для того, чтобы каждый родитель понимал уникальность таких записей своего домашнего мыслителя и философа.

Время нашего чтения приходилось чаще всего на вечер, мы не укладывались спать, не узнав что-нибудь из начатого ранее. Важно было не находить себе занятий и отговорок и сделать чтение регулярным. Это было наше время, которое было важно не занимать никакими другими делами. Но все важные занятия знали мои приоритеты и благоразумно отступали на задний план, слушая книги вместе с детьми.

Хорошо понимая, что наступит время, когда старшего из моих молодых слушателей надо будет переводить в разряд читателей, я боролось за улучшение навыков чтения. Это было непростое занятие, но у детей очень развит дух соревновательности, и они соревновались сами с собой. Мне приходилось быть арбитром, вести таблицу достижений, подбадривая сначала одного, а потом и другого участника. Я не оставляла ни одного из них в одиночестве, чтобы они чувствовали себя членами дружной команды.

Когда была достигнута необходимая техника чтения, мои маленькие кораблики пустились в самостоятельные литературные плавания. Я наблюдала за ними с капитанского мостика, отслеживая глубину их погружения и все чаще доверяя их книжному выбору.

Техника самостоятельного погружения была апробирована на старшем сыне, а потом успешно применена к младшему. Начиная читать сама, я стала отвлекаться на какие-то неотложные дела и просила ребенка немного почитать себе самому. Я всегда делала остановку и меняла чтеца в интересном месте, чтобы мой преемник не потерял интереса и нити повествования. По-моему, этот важный переход от активного слушателя к начинающему читателю нам помог сделать Кир Булычев и Владислав Крапивин. Я до сих пор сама в минуты усталости  люблю ездить в Великий Гусляр, где у меня много друзей.

Сыновья выросли, и теперь старший следит за глубиной моего литературного электронного моря, а младший заботливо советует что-нибудь прочесть. Так или иначе, я вырастила двух хороших собеседников, совершенно разных. Немногословного, но аргументированно говорящего, старшего и очень яркого, тонко чувствующего, младшего.

Недавно врач после приема младшего сына сказала, что он хорошо говорит. И я подумала, что шла к этому семнадцать лет. Мы шли к этому вместе.

Невозможно дать готовых рецептов, что читать в том или ином возрасте. Стоит подбирать свои книги с учетом интересов ребенка, обсуждать с ним прочитанное. Ни в коем случае чтение не должно становиться наказанием. Дети тонко чувствуют, что родителей чтение не увлекает, и не понимают, зачем читать самим.

Мое самостоятельное погружение в чтение началось с книг Виталия Бианки. Несложные предложения, глубокий смысл-это то, что может помочь ребенку учиться читать и знакомиться с природой. Много лет назад читать меня учил папа, а теперь с грустью и благодарностью мы вспоминаем его вместе с мышонком Пиком.

Я снова начала покупать современные детские книги. Наступит мое время выращивания нового поколения слушателей-читателей-собеседников.

Автор: Галина Попырина, мама двух взрослых сыновей/Фотография Lena Kap

0 Комментариев

Cancel