>

Он красиво пел. Особенно песню «Поле, русское поле». Друзья рассаживались в её съемной комнатушке, кто где — кто на полу, кто на подоконнике, кто на потёртом диване, а кто-то умудрялся устроиться даже на столе.

 В тесноте, да не в обиде!

— любила повторять она и радоваться тому, что не одна. Она с замиранием слушала, закрывала глаза и проваливалась в запах полыни и нежные колоски, видела себя маленькой, бегущей по полю и отца, подбрасывающего её в самое небо, на самую верхушку, и глаза его с прищуром, с задоринкой, и голос: «Эх, Маришкааааааа, хорошо-то как!»

Отец воспитывал её один. Мать умерла при родах от неожиданного кровоизлияния. Соседи поговаривали, что кровоизлияния никакого не было, и мать просто спилась, бросив и мужа, и дочку, уехала с кем-то таким же, совпадающим с ней по бутылочному интересу. Она этого не помнила и не знала. Иногда есть вещи, которые не надо тревожить в прошлом, как не надо тревожить саблезубого тигра. Зачем?

Отец странно погиб. И это уже не выдумки, а чистая правда. Он работал на стройке и однажды, укладывая, замазывая что-то в какой-то стене, вывалился нечаянно, не рассчитав веса, навалившись на сухую деревянную раму.

За окном дул сильный ветер, выл, как стая сбившихся с дороги волков, а в комнате было светло и тепло, и она казалась ей островком в потерянной Богом и от того неприглядной судьбе. Место в хозяйском кресле-качалке всегда было его, он раскачивался на нём, настраивал гитару и затягивал любимую песню, а она садилась на низенькую табуреточку напротив и …бежала по полю.

А потом он ушёл. К другой. Так и сказал: «Ухожу к другой, не к такой как ты! Ты слишком утонченная, а мне надо, чтоб котлеты, вермишель с курицей и кисель, как мама варила!» Она помнила его слова, они врезались в память словно заноза, которую никак не удаётся зацепить и вытащить: «А ты пьешь вино и закрываешь глаза от одной и той же песни и забываешь про ужин!»

Она не выдержала без него. Верней, без его музыки, и научилась играть на гитаре. И песню выучила тоже:

Сколько дорог прошагать мне

Пришлось,

Ты моя юность,ты моя воля,

То, что сбылось,

То, что в жизни сбылось!

Не сравнятся с тобой,

Ни леса, ни моря,

Ты со мной, моё поле..

А месяцев через восемь родился Игорёк. Она записала его на имя своего отца, так у неё появился и сын и как будто брат в одном лице. Игорь Игнатович.

Игорь Игнатович подрос, закончил музыкальное училище и пел про поле лучше самого Ободзинского:

Поле, русское поле…

Светит луна или падает снег,

—Счастьем и болью вместе с тобою.

Нет, не забыть тебя сердцем вовек.

А она снова слушала, закрывала глаза и бежала, бежала, бежала навстречу отцу…

Вам нравятся наши статьи? Нажмите "Нравится", поддержите нас!



0 Комментариев