Была ли сказка?

При том, что в России около 70% женщин работают, непонятно, как люди вообще выживают в рамках такого гендерного контракта. У современной женщины всегда есть повод считать себя плохой матерью,

Фотография Aëla Labbé

 

Новогодние ролики – неотъемлемая часть атмосферы праздника. И компании год от года вкладывают немалые деньги, чтобы перещеголять друг друга и запомниться зрителю. Однако, иногда это происходит не совсем так, как им хотелось бы.

Рекламный ролик о «плохой матери», которую похищает и делает «хорошей» Дед Мороз, вызвал необычайно острую реакцию зрителей. Споры не затихают до сих пор. Кто-то согласен, что испытания – необходимый элемент изменений. Кто-то недоумевает, ведь в толерантном равноправном мире нет места предрассудкам.

 

Что же не так в этой рекламе? Отвечает научный сотрудник Центра исследований современного детства Института Образования НИУ ВШЭ Елизавета Сивак:

 

«Этот ролик — зажигательное завершение юбилейного года!

 

Ровно 10 лет назад вышла на свет книга Шэрон Хейс про противоречия материнства «Cultural contradictions of motherhood». Речь в ней идет о том, что хоть большинство женщин и занято на рынке труда (и должны на равных конкурировать с мужчинами), от них ожидается, что они в первую очередь будут хорошими матерями. В ролике образ хорошей мамы противопоставляется образу мамы-монстра. Какая же она, «правильная» мама?

Хорошая мама погружена в «интенсивное материнство» (термин, кстати, тоже ввела Хейс, так что этот ролик просто в ее честь). Такая культурная модель предполагает, что матери должны вкладывать очень много времени, денег и эмоциональной работы в воспитание детей. Последнее требование мама в ролике нарочито игнорирует. Так же эмоционально отстраненно себя с детьми вела Бетти Дрейпер в сериале «Mad Man» («Безумцы» в русском прокате), домохозяйка из 50-х. Но тогда культурная модель воспитания была другой, и Санта Клаус бы не забеспокоился.

При том, что в России около 70% женщин работают, непонятно, как люди вообще выживают в рамках такого гендерного контракта. У современной женщины всегда есть повод считать себя плохой матерью, «она эти поводы может просто ложками из окружающей жизни черпать» (хочется добавить, что и без такой рекламы). Есть, кстати, ряд американских исследований о том, как с тяжестью интенсивного материнства пытаются справляться семьи с низким социально-экономическим статусом (т.е. те, в которых совсем мало ресурсов, позволяющих соответствовать высокой планке этой модели воспитания). В России таких исследований мне пока не попадалось. Предлагаю какому-нибудь банку для улучшения кармы проспонсировать подобный проект.»

Группа активистов, возмущенная новогодней рекламой, даже сняла свой ролик-ответ «Лучше, чем сказка 1», который на момент написания статьи набрал уже более 30 000 просмотров.

 

Автор идеи, многодетная мама и психолог Ирина Катин-Ярцева рассказывает, что же ее так возмутило, и как родился ответный ролик:

«Возмутило то же, что и всех, — мизогиния, обвинение матери, транслируемое в ролике представление о том, что нормально отсутствие отца в жизни ребёнка, представление о том, что насилием можно исправить ситуацию, и наконец, подмена реальных проблем нашего общества надуманными. Мне не очень нравится спорить и разбирать недостатки чего-либо, да это сделали и без меня, поэтому я предпочла написать альтернативный сценарий, чтобы показать, как сделать лучше.

 

Ролик-ответ преследовал именно эти цели.

 

Проблематика его на мой взгляд более актуальна для нашей страны, где 70% разведённых отцов не платят алименты, что сильно осложняет жизнь матерей с детьми. Резонанс, который вызвал сценарий, показал, что я попала в точку.

Сценарий я писала в метро на коленке, он родился за 15 минут:),  запостила в Facebook, и тут случилось неожиданное: пост взорвался лайками, перепостами и бурным обсуждением. Комментаторы очень эмоционально реагировали, многие плакали, читая текст и узнавая свою ситуацию. Писали, что надо снимать. Я почувствовала, что это действительно важная история и спросила в Фб же, есть ли у кого-то знакомые режиссеры. Режиссер нашёлся, и многие люди захотели помочь, принять участие. А дальше всю эту историю как будто захватило и понесло волной. Самая большая часть работы досталась режиссёру, и я ужасно рада, что нашла его.».

Ирина не тешит себя иллюзиями, что ролик разом изменит отношение к матерям-одиночкам. Наивно было бы считать, что неплательщики алиментов, стирая скупую слезу, побегут выполнять свой отцовский долг. Хорошо, если он заставит хотя бы задуматься. Ирина уже приготовила идеи для других социально-острых тех тем и открыта к сотрудничеству.

«Как ролик повлияет на общество? Хотелось бы, чтобы он стал одним из тех маленьких шагов, что ведут нас к большей осознанности, ответственности, гуманности, равноправию. У меня нет иллюзий, что наш ролик что-то изменит глобально и сразу. Но если хотя бы несколько отцов после просмотра вспомнят про своих оставленных детей, я буду рада. Если будет финансирование, снимем и другие ролики, про другие актуальные проблемы.»

А мы будем следить за развитием событий и надеяться, что добрые сказки с хорошим концом встречаются и в нашей жизни.

Автор: Катрин Арно / Фотография Aëla Labbé

Интервью проведены в рамках программы «Современное родительство»  НИУ ВШЭ

Вам нравятся наши статьи? Нажмите "Нравится", поддержите нас!



0 Комментариев

Cancel